Козацькі посиденьки

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Козацькі посиденьки » История в личностях » Скоропадский Павел Петрович


Скоропадский Павел Петрович

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Здорово дневали, браты! Хотелось бы услышать Ваше мнение о Скоропадском П.П., только не скопированные тексты из других источников, а действительно личное мнение каждого из Вас. Для меня это очень противоречивая личность...

0

2

Слава Богу! И все же - хотелось бы историческую справку - лично я знаю о нем очень мало. Я ведь в первую очередь - сам учусь! :writing:

0

3

Двоякая личность - до 1918 русский офицер, генерал, хорошо воевал на фронте Великой (1-й мировой) войны, а потом связался с украинскими сепаратистами, а после - с немецкими оккупантами. В оправдание Скоропадского можно сказать, что иной силы, способной остановить разгул красных и петлюровцев в оккупированной немцами Малороссии, кроме самих немцев, Скуоропадский не видел, потому и согласился возглавить марионеточное правительство "независимой" Украины, как предок, объявив себя Гетманом. Ему пришлось в угоду немцев играть в украинизацию и шароварщину, но в тяжелый момент, когда немцы его бросили... он все же осознал чуждость этого, оперся на офицеров и добровольцев - сторонников единой и неделимой России, по сути белых, и попытался противостоять петлюровцам. Не смог. Мало того, бросив своих солдат, бежал с отступающими немцами. По вине Скоропадского погиб прекрасный русский генерал-монархист граф Келлер, которого Гетман сначала назначил командующим, а потом отстранил из-за слухов...

0

4

СКОРОПАДСКИЙ, ПАВЕЛ ПЕТРОВИЧ (1873–1945), украинский военный и государственный деятель, гетман Украины. Родился 3 (15) мая 1873 в Висбадене (Германия) в дворянской семье. Отец П.И.Скоропадский – крупный помещик Черниговской и Полтавской губерний, полковник русской армии, прямой потомок украинского гетмана И.И.Скоропадского (1708–1722). Мать М.А.Миклашевская – из старинного казацкого рода. После окончания Петербургского Пажеского корпуса получил чин корнета и был назначен командиром эскадрона Кавалергардского полка (1893). В 1895 стал полковым адъютантом. В 1897 произведен в поручики. В 1898 женился на А.П.Дурново, дочери московского генерал-губернатора. Участвовал в Русско-японской войне: командовал сотней 2-го Читинского казачьего полка, затем служил адъютантом главнокомандующего русскими войсками на Дальнем Востоке генерала Н.П.Линевича. Награжден Георгиевским оружием и орденом Св. Владимира. В декабре 1905 произведен в полковники и назначен флигель-адъютантом императора Николая II. В 1910–1911 командовал 20-м драгунским Финляндским полком. В 1911 назначен командиром лейб-гвардии Конного полка. В 1912 произведен в генерал-майоры. Во время Первой мировой войны командовал 1-й бригадой 1-й гвардейской кавалерийской дивизии, затем назначен командиром 3-й, а позже 5-й гвардейской кавалерийской дивизии. В 1916 стал генерал-лейтенантом. В январе 1917 получил под начало 34-й армейский корпус.

После Февральской революции, вызвавшей подъем автономистского движения на Украине, оказался в сложном положении – подчиняясь Временному правительству и Верховному командованию, был вынужден считаться с Центральной Радой (органом всеукраинской власти, созданным местными национальными партиями 4 (17) марта 1917), поскольку его корпус находился на подконтрольной ей территории. Когда Временное правительство признало легитимность Центральной Рады (2 (15) июля 1917), приступил к украинизации своего корпуса, получившего название «1-го Украинского». 6 октября съезд Вольного казачества в Чигирине провозгласил его атаманом.

Октябрьский переворот встретил враждебно. Подчинился Центральной Раде и был назначен командующим вооруженными силами провозглашенной 7 (20) ноября Украинской народной республики. С 3 (16) декабря вел успешные военные действия против находившихся под влиянием большевиков частей Юго-Западного фронта и отрядов Украинского советского правительства, обосновавшегося в Харькове; смог предотвратить установление Советской власти на большей части территории Украины. 29 декабря (11 января) в знак протеста против решения Рады о роспуске 1-го Украинского корпуса подал в отставку.

Взятие Киева большевиками 26 января (8 февраля) 1918 вынудило его перейти на нелегальное положение. После вступления в Киев немецких войск и восстановления власти Центральной Рады возглавил офицерско-казацкую организацию «Украинская народная громада». 29 апреля 1918 на съезде «хлеборобов» (крупных землевладельцев) провозглашен «гетманом всея Украины»; по приказу командующего германскими войсками фельдмаршала Г.Эйхгорна Центральная Рада была распущена. Украинская народная республика перестала существовать, уступив место Украинской державе во главе с гетманом.

Получив власть, П.П.Скоропадский направил свои усилия на создание независимого украинского государства со всеми необходимыми атрибутами: был принят закон об украинском гражданстве, утвержден государственный герб, введена собственная денежная система, сформировано несколько национальных дивизий, провозглашена автокефалия Украинской церкви, организована Украинская академия наук, открыты два государственных университета. Его внутренняя политика основывалась на возрождении исторической украинской традиции (гетманство как политическая форма, конституирование казачества как сословия) и на восстановлении дореволюционных порядков (права собственности на землю, свободы торговли и частного предпринимательства). Украинизация, однако, не означала проведения националистического (антирусского) курса. Режим оказывал поддержку организациям русских офицеров, хотя и препятствовал созданию ими крупных воинских формирований. Его опорой являлись правоконсервативные круги. Гетман провел чистку государственного аппарата от представителей демократических партий, подвергал репрессиям левых националистов (украинских эсеров и социал-демократов), проводил карательные экспедиции против крестьян, захватывавших помещичьи земли. Во внешней политике ориентировался на Германию и ее союзников, подтвердил все ранее заключенные Украиной договоры; тем не менее добился признания со стороны Антанты и ряда нейтральных стран. Заключил договор с националистическими властями Крыма, вступил в военный союз с казачьими правительствами Дона и Кубани.

После поражения Германии и начала эвакуации немецких войск из Украины попытался опереться на Антанту и Белое движение. Отказался от лозунга независимой Украины и заявил о готовности воевать за воссоздание единой России вместе с Добровольческой и Донской армиями. Приступил к формированию русских офицерских дружин. Однако восстание, поднятое против него в середине ноября лидерами Украинского национального союза (В.К.Винниченко, С.В.Петлюра), и успешное наступление (при нейтралитете немцев) петлюровских отрядов на Киев привело к разложению гетманских войск и краху Украинской державы. 14 декабря 1918 Скоропадский отказался от власти и под видом раненого немецкого майора покинул Киев, бросив город и его немногочисленных защитников (пять тысяч белых офицеров) на произвол судьбы.

В 1918–1945 жил в Германии. Был центром притяжения монархического крыла украинской эмиграции. Во время Второй мировой войны активно сотрудничал с немцами. В апреле 1945 бежал из осажденного Берлина на юг, но по дороге попал под бомбардировку союзной авиации и был смертельно ранен. Умер 26 апреля в госпитале Меттена (Бавария).
http://s48.radikal.ru/i122/0912/a6/8195932227e5.jpg

увеличить

0

5

Не менее интерестно для меня было узнать некоторые его высказывания:

«В национальном вопросе считал, что нужно спасти этот богатейший край, выдвинув сильно украинский национализм, но не во вред русским культурным начинаниям и не воспитывая ненависти к России, а давая свободно развиваться здоровым начинаниям украинства. Тяготения к Галиции и восприятия галицийского мировоззрения я не хотел, считая это для нас несоответственным явлением, которое привело бы нас к духовному и физическому обнищанию. Возмущался теми великороссами, которые, не считаясь с жизнью, все твердят свое старое и смотрят на Украину как на нечто, ничем не отличающееся от Тульской губернии. Считал, что в вопросе национальном мы должны идти смело и решительно вперед; что если мы не станем на этот путь, то мы ничего ие получим. Меня смущала несколько мысль, что немцы стоят за самостийную Украину во чтобы то ни стало, но тогда я более чем когда-либо верил, что немцы не могут быть окончательными вершителями наших судеб, хотя я, конечно, как, я думаю, и никто и в Германии, не ожидал, что в царстве Вильгельма может произойти такая социальная катастрофа, как та, которую теперь переживают немцы».

«Я испытывал по отношению к немцам чрезвычайно сложные чувства. С одной стороны, они нам были чрезвычайно нужны. Без них Украина была бы то, что представляет собой теперь север — пустыню. С другой стороны, я не мог равнодушно видеть их хозяйничания у нас в Киеве. Я им был благодарен, и одновременно с этим слышать о них не мог».

«Гетманская Украина представляла громаднейший и богатейший плацдарм, поддерживая здоровое украиинство, тем не менее не была враждебна России. Все ее помыслы были обращены на борьбу с большевизмом. Только в направлении из Украины можно было нанести решительный удар большевикам, только Украина могла поддержать и Дон и Деникина, без обращения к иностранным державам, будь-то немцам или союзникам. С падением Гетманщины будут или Петлюра с Винничеико, с его галицийской ориентацией, совершенно нам, русским украинцам, не свойственной, с униатством, с крайней социалистической программой наших доморощенных демагогов, которая, несомненно, приведет к большевизму, или же настоящий большевизм со всеми его последствиями, окончательным разорением того прекрасного края, с страшным усилением российского большевизма. Так как хлеб из Украины, — именно то, что недоставало большевикам, — польется широкой рекой иа север, как результат — окончательный подрыв всякого уважения к небольшевистским начинаниям в бывшей России среди и союзников, и немцев, а затем уж трудно сказать, что будет. Меня даже не удивило бы, если бы на западе родилась теория сближения с нашими насильниками. Ведь не следует забывать, что запад населен людьми реальной политики, а не господами, парящими в облаках, как большинство русских, не говоря уже об украинцах, которые, ничего еще не имея, рисуют себе картину, что вся вселенная у их ног».

«При существовании у нас и свободном развитии русской и украинской культуры мы можем расцвести, если же мы теперь откажемся от первой культуры, мы будем лишь подстилкой для других наций и никогда ничего великого создать не сумеем».

«Я терпеть не могу украинского шовинизма, но должен сказать, что этот шовинизм искусственно поддерживается многими дикими выходками с противной стороны».

увеличить

0

6

Славен написал(а):

«Я испытывал по отношению к немцам чрезвычайно сложные чувства. С одной стороны, они нам были чрезвычайно нужны. Без них Украина была бы то, что представляет собой теперь север — пустыню. С другой стороны, я не мог равнодушно видеть их хозяйничания у нас в Киеве. Я им был благодарен, и одновременно с этим слышать о них не мог».

После такой цитаты - невольно напрашивается сравнительная характеристика с графом Келлером. Если Скоропадский тяготел к немцам -даже  во время второй мировой - то Келлер -заметьте , немец по рождению - в душе остался русским и погиб за Русь (можно сказать - по вине Скоропадского).Вот такая картина маслом.
:no: Мое отношние к Скоропадскому - негативное!

0

7

http://www.segodnya.ua/news/12093127.html

0

8

И все-таки не могу смириться с союзом Скоропадского с немцами

0

9

Лейб-медикъ написал(а):

И все-таки не могу смириться с союзом Скоропадского с немцами

Вот чесно говоря и меня это "смущает"! :-) Но если говорить о Первой Мировой, то немцы для него была единственная поддержка. Ведь в стране хаос и бардак, каждый вопит на что гаразд. Вот только немцы ушли, тут же стало очвидно, что с теми силами, что есть невозможно противостоять Петлюре... А во Второй Мировой, сотрудничества с немцами ничем опрадать не могу, но есть альтернативная версия, будто он с ними не сотрудничал, а периодически им отказывал. Так что никак не могу принять по нему какой-то однозначной позиции, вот по-этому Вас и спрашивал.

0

10

Да вот есть еще один нюанс: предательски поступил и генерал Долгоруков (у Булгакова - Белоруков) - представитель русской армии, бежавший в том же направлении что и Скоропадский.
Цитирую:
(14) декабря в Киев вошли войска Петлюры. Гетман Скоропадский и главнокомандующий украинскими войсками князь А.Н. Долгоруков, несмотря на данные им ранее обещания "умереть среди вверенных ему войск", бежали, а отправленный менее трех недель в отставку Ф. А. Келлер продолжал оставаться в городе. Один из его подчиненных вспоминал: «Когда оставленное своими штабами русское офицерство, металось из стороны в сторону по Киеву в поисках тех, кому слепо вверило свою судьбу, группе офицерства пришла мысль обратиться к графу Келлеру, жившему тогда уже на частной квартире с просьбою стать во главе остатков войск и вывести их из Киева. Времени для рассуждения не было и граф Келлер, отлично понимавший в душе всю трудность и даже безнадежность такой попытки, не счел, однако, возможным не пойти на зов русского офицерства»…
http://feodor-keller.narod.ru/index.files/biogr1.htm
Так что оправданию ни Скоропадскому, ни Долгорукову - нет.

0

11

Внешняя политика П. Скоропадского Одной из главных задач гетманского правительства была борьба за международное признание Украинского государства. Важнейшими направлениям внешней политики были:

- союз с Германией, с которой были установлены дипломатические отношения;

- установление дипломатических отношений с другими странами; в период гетманата Украину признали 30 стран, a 10 из них имели свои представительства в Киеве; Украина имела своих представителей в 23 странах;

- подписание мирного договора с советской Россией (12 июня 1918 г.);

- дипломатическая борьба с Австро-Венгрией, которая пыталась аннексировать (захватить) восточные земли и Холмщину;

- были установлены политические и экономические отношения с Крымом, Доном, Кубанью.

Но Антанта, ориентируясь на восстановление «единой и недилимой» России, не признала Гетманское государство.

0

12

Цікаві спогади Скоропацького, в яких він викриває безтолкову і ворожу суть білого російського руху, та не соромиться критикувати й українські сили....

П.Скоропадский :

« Точно так же неверно, что к украинству народ не льнет, народ страшно быстро его воспринимает без всякой пристегнутой к нему социальной идеи. Великороссы говорят: народ не хочет Украины, но воспринимает ее потому, что украинские деятели вместе с украинством сулят этому народу всякие социальные блага, поэтому народ из-за социальных обещаний льнет к украинству. Это тоже неверно: в народе есть любовь ко всему своему, украинскому, но он не верит пока в возможность достижения этих желаний; он еще не разубежден в том, что украинство не есть нечто низшее. Это последнее столетиями вдалбливали ему в голову, и поэтому у него нет еще народной гордости, и, конечно, всякий украинец, повысившись в силу того или другого условия по общественной лестнице из народа, немедленно переделывался в великоросса со всеми его положительными и отрицательными качествами.».с.49   П.Скоропадський .Спогади. Київ 1995

«Затем в области социальных реформ среди великороссов господствует полнейшее непонимание. Кстати, к великороссам я отношу весь наш помещичий класс, т. е. и малороссов, поскольку у них одно и то же мировоззрение. Наш украинец — индивидуалист, никакой социализации ему не нужно. Он решительно против этого. Русские левые круги навязывают свои программы, которые к Украине неприменимы. Я всегда считал, что украинское движение уже хорошо тем, что оно проникнуто сильным национальным чувством, что, играя на этих струнах, можно легче всего спасти народ от большевизма. Я, например, хотел создать казачество из хлеборобов, но в ответ на это какие только палки в колеса не вставляли мне великорусские деятели. …
Единственный понятный крестьянству лозунг — земля. Насчет воли — они сами изверились что-то, но землю подавай всю. …
Я и решил эту необходимую силу создать из хлеборобов, … .  Я решил, группируя их в сотни, полки, коши, перевести их в казачество или скорее возобновить старое сообщество казаков, которое испокон веков у нас было. Так как все эти казаки-хлеборобы — собственники, то естественно, что идеи большевизма не прилипали бы к ним. …
Украинские влиятельные круги — главным образом социалистические; …
Социалистические элементы на Украине — значительно умереннее великорусских. …
Почти вся промышленность и помещичья земля на Украине принадлежит великороссам, малороссам и полякам, отрицающим все украинское. Из-за ненависти к этим национальностям, очень может быть, галичане, а наши украинцы и подавно, скажут, что большевизм им на пользу, так как он косвенно способствует вытеснению этих классов из Украины.» с.50-52

Отредактировано Хоперець (2013-07-20 10:07:41)

0

13

« Да не только эти господа, но, думаю, не ошибусь, если скажу, положительно все русское население, не имея фактически никакой силы, как будто спелись ругать все украинское и всячески провоцировать, где только возможно. Я неоднократно некоторым влиятельным лицам указывал на всю ошибочность такого поведения, просил прекратить эти нападки, но ничего не помогало. Все они считали, что украинства вообще не существует, что это кучка лишь подкупленных немцами людей. Раз немцы ослабели, больше незачем считаться и с украинцами.» с.310

«С другой стороны, великорусские круги на Украине невыносимы, особенно теперь, когда за время моего гетманства туда собралась чуть ли не вся интеллигентная Россия: все прятались под мое крыло и, до комичности жалко, что эти же самые люди рубили сук, на котором сидели, » с.48

«В оправдание украинцев я должен сказать, что в этом их шовинизме очень виноваты русские. Эта мрачная нетерпимость, эта злоба даже [ко] всякому невинному проявлению украинства, это. топтание в грязь все[го], что дорого каждому украинцу, вызывает противодействие, и, что всего оригинальнее, что, казалось бы, культурные классы должны бы от этого отрешиться, на самом же деле этого нет. Наоборот, эти культурные классы именно и являются самыми нетерпимыми в отношении ко всякому украинству.» с.255

«Я терпеть не могу украинского шовинизма, по должен сказать, что этот шовинизм искусственно поддерживается многими дикими выходками с противной стороны.» с.293

«Главное, что они ненавидели, — это язык, хотя язык частному человеку приходилось, если он его избегал, слышать лишь в официальных канцеляриях и читать на нем лишь Державный Вестник. Они совершенно упускали все те колоссальные положительные стороны Украины даже с чисто великорусской стороны, о которых я, кажется, уже мною раз писал в своих записках и каковые, повторяю, являлись единственными главными факторами для спасения России от большевизма. Только национальное чувство можно противопоставить большевизму, и я даже теперь, когда на Украине все идет как нельзя хуже, в силу антигосударственности правящего элемента, все же скажу: если на Украине будет большевизм, то, во-первых, он так долго не продолжится, как в Великороссии, во-вторых, он будет мягче, он уже будет в форме вырождения. Кроме того, я убежден, что само селянство будет его вытеснять.» с.298
Ирония в том, что поэтому же соображению, большевики наоборот-решили вытеснить украинское селянство, то есть уничтожить физически, оставив лишь запуганных и сломленных людей.

«Вообще же это возмутительно-презрительное отношение к украинскому языку основано исключительно на невежестве, на полном незнании и нежелании знать украинскую литературу.» с.50

«Но великороссы должны понять, что старого не вернуть, и что как бы ни была ошибочна политика украинцев, Украина не погибнет, а снова и снова будет-добиваться того, чего ей не дают.» с.307

«Благодаря моему деду и отцу, семейным традициям, Петру Яковлевичу Дорошенко{2}, Василию Петровичу Горленка{3}, Новицкому{4} и другим, несмотря на свою службу в Петрограде, я постоянно занимался историей Малороссии, всегда страстно любил Украину не только как страну с тучными полями, с прекрасным климатом, но и со славным историческим прошлым, с людьми, вся идеология которых разнится от московской; но тут разница между мною и украинскими кругами та, что последние, любя Украину, ненавидят Россию; у меня этой ненависти нет. Во всем этом гнете, который был так резко проявлен Россией по отношению ко всему украинскому, ... »  с.48

«Эти великороссы совершенно не понимали духа украинства. Простое объяснение, что все это вздор, что выдумали украинство немцы и австрийцы ради ослабления России, — неверно. Вот факт: стоило только центральному русскому правительству ослабнуть, как немедленно со всех сторон появились украинцы, быстро захватывая все более широкие круги среди народа. Я прекрасно знаю класс нашей мелкой интеллигенции. Она всегда увлекалась украинством; все мелкие управляющие, конторщики, телеграфисты всегда говорили по-украински, получали Раду{5}, увлекались Шевченко, а этот класс наиболее близок к народу. Сельские священники в заботах о насущном пропитании своей многочисленной семьи под влиянием высшего духовенства, которое до сих пор лишь за малым исключением все великорусское (московского направления), не высказываются определенно. Но если поискать, то у каждого из них найдется украинская книжка и скрытая мечта осуществления Украины. Поэтому когда великороссы говорят: украинства нет, то сильно ошибаются, и немцы и австрийцы тут не при чем, т. е. в основе они не при чем.» с.48-49

«А тут офицерство и все русские круги находили, что генерал Волховский в данный момент не на высоте своего положения, что нужно назначить человека, пользующегося доверием офицерства, и что таковым пользуется граф Келлер{302} и князь Долгоруков{303}. Я был и против первого, и против второго. Долгоруков мой товарищ, но по некоторым причинам, хотя я знал, что он был согласен, я даже не назначил его командиром Особого корпуса. Что же касается графа Келлера, то я думал назначить его командиром Особого корпуса и специально просил его приехать ко мне. У нас было свидание, по после разговора с ним я увидел, что такое назначение приведет к большим осложнениям. Это был человек очень большой храбрости и решительности, крайний правый монархист, так что даже для Особого корпуса такое назначение встретило бы затруднение, а тут его нужно было назначить главнокомандующим всеми частями с широчайшими правами. Я долго не решался, но. несмотря на все мои поиски, положительно ни одного генерала, имеющего популярность среди офицеров, не было, а это тем более нужно было, что представители Деникина, повторяю, не знаю, назначенные ли или самозванные, вместо того, чтобы соединить все свои усилия с нашими для объединения офицерства, отвлекали их в Добровольческую армию и своими разговорами и даже прокламациями все делали для того, чтобы офицерство не шло в гетманскую армию. Наконец, ко мне приехал Гербель и Кистяковский и долго меня уговаривали взять Келлера. Я так и сделал. Назначил его с громадными полномочиями главнокомандующим всеми вооруженными силами на Украине.
Меня часто спрашивали, почему я не стал во главе войск лично, так как я обладал тем же командным цензом, что и Келлер. Я этого не сделал потому, что, во-первых, в междуусобной войне глава государства не должен лично стать во главе одной стороны, » с.312

«Как бы там ни было, я назначил Келлера. Вечером я поехал к нему, и мы долго с ним говорили. Я ему указал всю обстановку и просил его заниматься войсками, но не менять своими распоряжениями основы той внутренней политики, которой мы придерживались. Его правые убеждения, ненавистничество ко всему украинскому меня пугали. Я знал, что он горяч и что он поведет свою политику, а она до добра не поведет. Он мне обещал, и я успокоился. Но действительность показала другое.
С первого же дня, не имея на то даже права, он отменил все положения, выработанные нами для армии, он вернул все старые уставы императорской армии. Он окружил себя громадным штабом крайних правых деятелей, которые повели политику архиправую. Он издал приказ, которым даже возмутил умеренные правые круги. Слава Богу, что Он не издал того приказа, который им был написан самолично. Там он уже совершенно выходил из всяких рамок благоразумия. Его удержали его же помощники. Началось неистовство, гонение на все украинское. Могу указать на закрытие Национального Клуба, на бесчисленный арест украинцев, иногда вполне умеренных, дело дошло до того, что начали выбрасывать бюсты Шевченка и разбивать их. В эти дни люди совершенно спокойные, еле-еле признающие себя украинцами, приходили ко мне и возмущались, и все это, конечно, падало на меня и наше правительство.» с.313

«Келлер ушел, по мне нельзя было уже резко изменять курс. Приходилось взять человека пока из того же лагеря. Я пригласил моего товарища и по корпусу, и по полку{304}, князя Долгорукова. Долгоруков тоже очень правых убеждений, чуть ли не член какой-то правой организации, тем не менее был человек, которого я знал и с которым можно было договориться. Я смотрел на него как на временного деятеля» с.314

Отредактировано Хоперець (2013-07-20 10:28:52)

0

14

Хоперець написал(а):

Цікаві спогади Скоропацького, в яких він викриває безтолкову і ворожу суть білого російського руху, та не соромиться критикувати й українські сили....

А в умовах громадянських війн  "безтолкову і ворожу суть" мають один відносно іншого всі без винятків сторони, чи то "білого російського руху", чи то  "українські сили" або будь-які інші. Це у природі громадянського конфлікту, як такого.

0

15

Дуже цікава стаття про останнього гетьмана Скоропадського та інтриги німців і більшовиків навколо його влади.
http://www.istpravda...3/11/14/139542/
- : "Сам же гетьман ще в червні 1918 р. казав, що планував невдовзі для початку зібрати з синів хліборобів 8–9 тисяч козацького (професійного, класового!) війська, а у 1919 році довести чисельність української професійної армії до 200 тисяч!"
http://img.istpravda.com.ua/images/doc/ … 8d90-1.jpg

0

16

Скоропадский обладал, пожалуй, самым объективным взглядом на исторические перспективы Украины. Однако то, что хорошо было для хроникёра или историка гражданской войны, сыграло с гетманом злую шутку. Фатальным для него, как для государственного деятеля стало то, что в революционных событиях и гражданских противостояниях , как водится, стихийная борьба честолюбий преобладает над здравым смыслом. При достигнутой к тому моменту степени государственной дезинтеграции критическая масса молодых деятельных личностей с маузерами неизбежно должна была победить вдумчивых консервативно мыслящих трудолюбивых домоседов. А этим первым больше импонировал путь большевиков, петлюровцев, белых, махновцев или местных атаманов. Как более соответствующий подсознательному героическому идеалу и , одновременно, нивелирующий все сложные общественно-государственные дроби. Традиционный интеллектуальный аристократизм Скоропадского, соответственно, воспринимался в среде этого  "вооружённого народа" скорее как атрибут "старого мира". А заинтересованый в земле, как в средстве производства абстрактный "казак-пахарь" не мог быстро составить необходимую 200-тыс. армию. Его мысли были не на революционных фронтах, а с семьёй и при хозяйстве в первую очередь. Если бы Скоропадскому удалось сохранил за собой украинизированную часть бывшей императорской армии, смог бы создать и отстоять украинское государство. А так, оставшись в критический момент без армии, вошёл в историю то ли национальным романтиком, то ли чуть ли не немецкой марионеткой. 200 тыс. армии, гарантировавшей бы державные институты, в итоге, набирать было не из кого...

0

17

Вентерь написал(а):

вошёл в историю то ли национальным романтиком

Вот с этим больше согласен. :-)

0


Вы здесь » Козацькі посиденьки » История в личностях » Скоропадский Павел Петрович