Козацькі посиденьки

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Бородинская битва

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Кутузов был назначен главнокомандующим русской армией 8 (20) августа. Вскоре, 17 (29) августа, он приехал в армию, когда она находилась при Царево-Займище. Солдаты говорили: «Приехал Кутузов бить французов». Сам же Кутузов, встретившись с войсками, сказал: «Ну как можно отступать с такими молодцами». Однако несмотря на это, Кутузов не согласился с тем, чтобы дать сражение войскам Наполеона при Царево-Займище. Ему нужно было время для ознакомления с армией. Он считал позиции при Царево-Займище не пригодными для сражения, поэтому он продлил на некоторое время отступление, выбрав место для сражения под Бородином. За это время к армии под Гжатском подошли 15 589 человек подкрепления под командованием Милорадовича, под Бородином влились 7 тыс. Московского и 3 тыс. человек Смоленского ополчения.
Правда, ополченцы не имели вооружения, но они вошли в состав резерва. Кутузов лично объехал бородинские позиции и утвердил порядок расположения частей. Вначале предполагалось иметь на левом фланге Шевардинский редут, но затем он был оставлен в качестве передового опорного пункта, а левый фланг был отодвинут назад к деревням Утица и Семеновская. В центре и на правом фланге было село Бородино, река Колоча, впадавшая в Москву-реку, являвшаяся естественным препятствием. Далее проходила новая Смоленская дорога на Москву, удобная для обхода русских войск с правого фланга.
Левый фланг русской армии был неудобен для обхода, так как он упирался в лес. Но на нем не было серьезных естественных препятствий. Кутузов видел слабые места левого фланга и стремился устранить их путем возведения укреплений. В донесении Александру I о выборе места для боя Кутузов писал: «Слабое место сей позиции, которое находится с левого фланга, постараюсь я исправить посредством искусства».
Впереди деревни Семеновской перед врагом строились три Багратионовы флеши и недалеко от них насыпь - редут, на котором расположилась батарея Раевского. Правым флангом и центром командовал Барклай де Толли, левым флангом командовал Багратион. Размещая части, Кутузов оставил большой резерв, который обеспечил ему свободу маневрирования во время сражения и наличию которого он придавал большое значение.
В приказе о диспозиции боя Кутузов писал: «При сем случае не излишним считаю представить главнокомандующим, что резервы должны быть оберегаемы сколь можно долее, ибо тот генерал, который сохранил еще резерв, не побежден».
Размещение войск Кутузовым исходило из определенного плана, имевшего целью не допустить возможного обхода русской армии с правого ее фланга по новой Смоленской дороге и привлечь внимание Наполеона к левому флангу, вынудив его на этом участке к фронтальной атаке. В этих целях Кутузов большую часть резервов расположил ближе к правому флангу, где находился и сам со своим штабом в деревне Татариново, так как он не хотел допустить обхода с правого фланга своих войск Наполеоном. Чтобы обмануть Наполеона в отношении численности русских войск на левом фланге, Кутузов скрыто расположил там близ деревни Утица в кустарниках корпус генерала Тучкова.
Но Беннигсен, бывший тогда начальником штаба Кутузова, враг и недоброжелатель его, сорвал план Кутузова. Не поставив в известность Кутузова, он распорядился передвинуть корпус Тучкова на открытые позиции. Главные резервы Кутузов имел на правом фланге. При наступлении французских войск на левый фланг Кутузов имел возможность подкреплять его вовремя своими резервами и ударить в тыл французам.
Наполеон счел позиции правого фланга русской армии неудобными для наступления своей армии в силу пересеченности местности и высоких берегов реки Колочи. Он нашел левый фланг Кутузова слабейшим, так как не обнаружил на нем корпуса Тучкова и резервов артиллерии и решил, проведя демонстрацию на правом фланге русской армии, наносить свой главный фронтальный удар именно на левом ее фланге, что фактически соответствовало планам Кутузова.
Общая численность русских войск под Бородином была равна 120 тыс. солдат, в числе их было 10 тыс. ополченцев и 7 тыс. казаков; русская армия имела 640 орудий. Наполеон имел 135 тыс. солдат и 587 пушек. Русская артиллерия была более дальнобойной, так как по мере своего продвижения в глубь страны Наполеон терял тяжелые орудия. Русская тяжелая пушка стреляла тогда прицельным огнем на 1200 метров, а у Наполеона только 10% орудий могли бить прицельным огнем на расстояние 1000 метров, а остальные - только на 600-700 метров.
Перед началом сражения Наполеон издал приказ по армии, в котором говорилось, что победа обеспечит войскам теплые квартиры и скорый конец войны; он напоминал про былые успехи французских войск под Аустерлицем и Фридландом. «Воины, - говорилось в его приказе,- вот сражение, которое вы так желали. Победа зависит от вас. Она необходима для нас; она доставит нам все нужное: удобные квартиры и скорое возвращение в отечество. Действуйте так, как вы действовали при Аустерлице, Фридланде, Витебске и Смоленске. Пусть позднейшее потомство с гордостью вспоминает о ваших подвигах в сей день. Да скажут о каждом из вас: он был в великой битве под Москвой».
Кутузов обратился к солдатам русской армии со словами о том, что им предстоит жестокая битва за родину. «Вам придется защищать родную землю. Каждый полк будет потреблен в дело. Вас будут сменять, как часовых, каждые два часа». Кутузов призывал стоять не на жизнь, а на смерть.
Бородинскому сражению предшествовал бой за Шевардинский редут, развернувшийся 24 августа (5 сентября нового стиля). Шевардинский редут был передовым опорным укреплением русских войск, его обороняли части под командованием князя Горчакова в количестве до 12 тыс. человек, в числе которых была 27-я дивизия Неверовского. Наступление на Шевардино началось 24 августа (5 сентября). Наступлением наполеоновских войск руководили маршалы Наполеона Мюрат и Даву. Они бросили в бой до 40 тыс. французских войск. Редут несколько раз переходил из рук в руки, сражение на нем велось допоздна, бой шел даже в темноте, при свете пылающих домов и стогов сена. Но и ночные атаки французов были отбиты Неверовским. В отражении атак принимал участие и сам Багратион. Около полуночи Кутузов приказал войскам очистить редут и отойти на общие позиции русской армии. На следующий день боя не было. Обе армии усиленно готовились к решающему сражению.
Бородинский бой разгорелся 26 августа (7 сентября). Несомненно, что эта битва была самой ожесточенной из всех битв того времени. В этой битве русская армия оказала героическое сопротивление вторгнувшимся в Россию французским войскам. Бой начался в 5 часов 30 минут утра. Л. Н. Толстой так рисовал в «Войне и мире» картину начала боя: «Начинало светать, небо расчистило, только одна туча лежала на востоке. Покинутые костры догорали в слабом свете утра. Справа раздался густой одинокий пушечный выстрел, он пронесся и замер среди обшей тишины. Прошло несколько минут. Раздался второй, третий выстрел; заколебался воздух, четвертый, пятый раздались близко и торжественно. Еще не отзвучали первые выстрелы, как раздались еще другие, еще и еще, сливаясь и перебивая один, другой».
Французская артиллерия в количестве свыше 100 орудий обстреливала Багратионовы флеши. Бой завязался за мостом у села Бородино, где наступали части корпуса Богарнэ. Хотя сама деревня Бородино и была взята французами, но французские войска не могли закрепиться на правом берегу реки Колочи, и их наступление здесь прекратилось. Вскоре стало ясно, что центром боя является левый фланг. Наполеон сосредоточил свои основные силы на Багратионовых флешах и батарее Раевского. Сражение развертывалось на пространстве, равном шириной одному километру. Но по силе своего напряжения это был еще небывалый до этого времени бой.
Французы, наступавшие на флеши во время первой атаки, были отброшены егерями Шаховского и гренадерами Воронцова. Через короткое время за первой атакой последовала вторая. Наполеон бросил во вторую атаку дивизии Кампана, Дюппелена, Дессе. Но и эта атака была отбита Неверовским. Даву, руководивший атакой, был контужен, генералы Кампан, Дюппелен и Дессе выбыли из строя.
Напряжение на левом фланге нарастало. Наполеон подкрепил корпус Даву корпусом Нея, направил на флеши конницу Мюрата, Нансути и Латур-Мобура, сосредоточил здесь до 300 орудий послал вместо Кампана своего адъютанта Раппа и бросил в третью атаку 38 тыс. солдат. Багратион, предвидевший нарастание боя, взял у Тучкова дивизию Коновницына, а от Раевского - восемь батальонов. Кутузов, по просьбе Багратиона, послал из общего резерва 100 орудий из Псаревки, три полка Депрерадовича, сводную гренадерскую бригаду и приказал корпусу Багговута передвинуться с правого на левый фланг. Позднее он приказал также четвертому корпусу направиться к батарее Раевского. Но эти части не поспели к моменту начала третьей атаки, и 38 тыс. наполеоновских войск встретили только 16 тыс. русских солдат.
Однако взять флеши французам не удалось. Используя все имеющиеся силы, Воронцов контратакой отбил обратно правую флешь, а Неверовский - левую флешь. В это время Понятовский со своим корпусом начал наступление на деревню Утицу, расположенную на самом крайнем левом фланге. Хотя он и занял Утицу, но дальше двинуться не мог, так как попал под обстрел егерей Шаховского и артиллерии корпуса Тучкова. Наполеон вынужден был направить к Понятовскому на подкрепление корпус Жюно.
Наполеон готовил четвертую атаку. Он подкрепил войска Даву и Нея дивизией Фриана. Четвертая атака развернулась в 9 часов 30 минут. В четвертый раз французы ворвались на флеши, но сам Багратион во главе восьми батальонов, при поддержке гусаров из кавалерийского корпуса Крейца, заставил бежать Мюрата, который чуть не попал в плен. Вскоре началась первая атака против батареи Раевского. Во главе атаковавших батарею французских войск Наполеон поставил вице-короля Евгения Богарнэ, имевшего не менее 20 тыс. солдат. Отброшенные от батареи французские войска бежали. Богарнэ в бешенстве повернул бегущих обратно, и на батарее снова завязался жестокий бой.
Одновременно на Багратионовых флешах началась пятая атака. Отступивших французских солдат вернули наполеоновские кирасиры - полки тяжелой наполеоновской кавалерии, и они ринулись в пятую атаку. Однако подошедший Коновницын вместе с другими частями снова выбил их из флешей.
Перед шестой атакой флешей, проведенной около 11 часов, создалось исключительно сложное положение на батарее Раевского. Богарнэ удалось взять батарею. Но Ермолов вместе с начальником русской артиллерии, молодым генералом Кутайсовым, собрал все имевшиеся под рукой войска и отбил ее; при этом Ермолов был ранен, а Кутайсов убит.
Шестая атака французов на Багратионовы флеши велась пятью дивизиями с фронта и двумя с фланга. Но и эта атака была отбита 27-й пехотной и 2-й гренадерской дивизиями, бригадой егерей Шаховского, кирасирским полком Депрерадовича, частями дивизии Коновницына, одной из бригад корпуса Багговута. В это же время упорные атаки французов отбивались у деревни Утица корпусом Тучкова. Сам Тучков был убит, его сменил Багговут. Вскоре на флеши последовала седьмая атака, но она была отбита гренадерами Кантакузена и кавалерией Дорохова.
400 французских и 300 русских орудий грохотало на поле боя шириной в один километр.
Французские войска под командованием Нея ринулись в восьмую атаку. Положение было столь серьезно, что сам Багратион встал во главе остатков гренадеров Кантакузена, но в момент, когда он дал команду о переходе в контрнаступление, был тяжело ранен в ногу. Ранен был также и начальник штаба второй армии Сен-При. Ранение Багратиона внесло смятение в войска; французы, воспользовавшись этим, захватили флеши.
Кутузов был потрясен потерей. Он поручил командование Дохтурову и написал ему: «Дмитрий Сергеевич, держаться надо до последней крайности».
Коновницын, временно взявший на себя командование, отвел части за Семеновский овраг к деревне Семеновской, где привел их в порядок. В его распоряжении было в общем до 10 тыс. штыков. Наполеон бросил было в атаку на деревню Семеновскую до 25 тыс. своих войск, наступавших с фронта и с фланга, но атака была отбита с большими потерями для французов.
Вторая атака деревни Семеновской войсками Даву, Нея и Мюрата, несмотря на свою ожесточенность, оказалась также безрезультатной. Хотя русские войска оставили деревню Семеновскую, но отошли недалеко, к опушке леса. Силы французов были истощены, резервов, кроме гвардии, у Наполеона уже не было никаких. Наступать с Багратионовых флешей на деревню Семеновскую французские войска уже не рисковали. В это время центром боя стала батарея Раевского, где шли ожесточеннейшие схватки. Наполеон решил во что бы то ни стало овладеть батареей. Он двинул в ход даже части своей молодой гвардии. Защитники батареи редели, и казалось, что наполеоновские войска вот-вот овладеют батареей. Но Кутузов в критический момент, т. е. еще во время седьмой атаки на флеши, направил в глубокий тыл к французам казаков под начальством Платова и кавалерийский корпус Уварова. Они, скрытно пробравшись туда, опрокинули дивизию Орнано и произвели большой переполох в тылу Наполеона. Этот маневр Кутузова сыграл большую роль. Узнав о действиях у него в тылу русских войск, Наполеон приостановил атаки молодой гвардии на батарею Раевского и отправил ее на защиту своего левого фланга. На два часа ослабел натиск французских войск. За это время Кутузов укрепил слабые места на батарее. И хотя после третьей атаки к концу боя, т.е. к 16 часам, батарея была взята французами, она к этому времени как укрепленный пункт не представляла собой уже никакой ценности.
Еще ранее французами была сделана попытка зайти в тыл русским войскам через деревню Утицу, но Барклай де Толли двинул свой резерв и предотвратил обход.
В итоге боя, хотя к 16 часам Наполеон и завладел флешами и батареей Раевского, однако русские войска стояли всего в нескольких сотнях метров от прежних позиций, на высотах за Горским и Семеновским оврагами, вполне готовые продолжать бой. Находившиеся в районе флешей и на батарее Раевского французские войска несли большие потери от огня русской артиллерии. Во время боя наполеоновские генералы обращались к нему с просьбой, чтобы он пустил в ход последние свои силы - старую гвардию, численностью свыше 10 тыс., но Наполеон не пошел на это. У него пропала вера в возможность разбить русскую армию, и он заявил, что за три тысячи лье от Парижа не может рисковать своей последней силой.
Своему главному интенданту Дарю Наполеон ответил: «Если завтра будет сражение, скажите, Дарю, кто будет драться?» Так мотивировал Наполеон необходимость сохранения своей старой гвардии. Наполеон понял, что он проиграл сражение, и потому не рискнул пустить в бой последний свой резерв - старую гвардию.
Русские войска по-прежнему наносили самые жестокие удары по французским войскам. Во второй половине дня, т.е. после 16 часов, русская кавалерия разгромила французскую конницу, пытавшуюся наступать в районе села Горки. Русские пехотные части наносили удары по пехоте корпусов Нея и Даву; они сковывали ее, не давая ей возможности поддержать французскую кавалерию. Русская артиллерия, будучи более дальнобойной, держала под обстрелом позиции французов на Багратионовых флешах и батарее Раевского. В мемуарах француза Сегюра пишется об этом так: «С этих новых высот они разбивали свои прежние укрепления, которые теперь перешли к нам. Вице-король (Богарнэ) был принужден укрыть свои поредевшие и измученные ряды в углублениях почвы, позади полуразрушенных укреплений. Солдатам приходилось стоять на коленях, согнувшись за разбитыми, исковерканными брустверами. Им пришлось пробыть несколько часов в этом ужасном положении под угрозой неприятеля, которого они в свою очередь сдерживали».
Наполеон, опасавшийся контратаки русских войск, к ночи приказал оставить как Багратионовы флеши, так и батарею Раевского и отвести свои части на старые исходные позиции, какие они занимали к моменту начала боя. Но и ночью его армия не имела покоя, и гвардия Наполеона не раз поднималась по тревоге из-за нападения отдельных отрядов русских войск.
Бородинская битва была одной из жесточайших битв своего времени. Она показала, что русская армия в борьбе за свою родину, за свою землю проявила исключительный героизм и отвагу. Русские солдаты дрались с невиданной храбростью. Наполеон не мог иметь пленных, так как русские солдаты не сдавались в плен.
Потери русских войск составили 38 тыс., французов - свыше 58-60 тыс.; уничтожены были лучшие части наполеоновской армии; русские потеряли 22 генерала, французы - 47 генералов.
По окончании битвы была попытка неверно оценить ее итог. Полковник Вольцоген, приехавший к Кутузову с докладом от Барклая де Толли, заявил, по поручению Барклая, что сражение проиграно. Кутузов приказал передать Барклаю, что он прекрасно знает, что русское войско выиграло сражение и завтра возобновит бой: «Французы отбиты везде, за что я благодарю бога и наше священное храброе войско».
В донесении Александру I Кутузов писал о Бородинской битве: «Сражение было общее и продолжалось до самой ночи, потеря с обеих сторон велика. Войска вашего императорского величества сражались с неимоверной храбростью; батареи переходили из рук в руки. Кончилось тем, что неприятель нигде не выиграл ни на шаг земли с превосходными своими силами».
В письме к жене Кутузов говорит о победе под Бородином еще более ясно. Ей он писал так: «Я, слава богу, здоров, мой друг, и не побит, а выиграл баталию над Буонапартием».
Оценивая итог Бородинского сражения, надо указать, что победа в этой битве была на стороне Кутузова. Наполеон впервые проиграл генеральное сражение.
Наполеон это понимал и в своих мемуарах о Бородинской битве писал: «Из всех моих сражений самое ужасное то, которое я дал под Москвой. Французы на нем показали себя достойными одержать победу, а русские стяжали право быть непобедимыми. Из 50 сражений, мною данных, в битве под Москвой выказано французами наиболее доблести и одержан наименьший успех».
Бородинская битва была выиграна в первую очередь в силу героической борьбы и сопротивления русской армии. Отстаивая страну от иноземного порабощения, солдаты-крестьяне проявляли героизм, стойкость и мужество. Моральный дух в русской армии был высоким, ибо русские солдаты знали, что в этом сражении решается судьба родины. Народные массы, и солдаты в том числе, надеялись что, изгнав чужеземного врага, они после этого добьются уничтожения крепостного строя. Это также поддерживало на высоком уровне моральный дух русских солдат. Иное положение было в армии Наполеона: солдатам наполеоновской армии были чужды и далеки завоевательные планы Наполеона, ют которых выгоду могла иметь только французская буржуазия и дворянство. Половина наполеоновских войск была навербована из народов, порабощенных им в Европе, что ослабляло боевой дух наполеоновских войск.
Важную роль в успехе Бородинского сражения играло умелое военное руководство боем со стороны М. И. Кутузова.
Хотя Бородинское сражение было оборонительным для русской армии, однако благодаря превосходству кутузовского руководства Наполеон не смог захватить инициативу. Кутузов не только разгадал планы Наполеона, но и противопоставил им свой план боя, которому Наполеон вынужден был по сути дела следовать. Кутузов, предотвратив всякую возможность обхода русской армии с правого фланга, привлек внимание Наполеона к левому флангу и вынудил Наполеона к кровопролитному фронтальному наступлению, в котором французские войска несли тяжелые потери.
В ходе боя «Кутузов разгадывал действия Наполеона и противопоставлял им свои контрмеры. Он следил за каждым шагом боя, умело маневрировал резервами, срывал атаки французских войск контратаками русских войск, навязывал врагу свою инициативу, истреблял в бою живую силу противника.
В самый напряженный момент боя, в кризисный его период, он создал угрозу тылу Наполеона. Опираясь на стойкость русских солдат и мастерство и инициативу подчиненных ему командиров, он так организовал сражение и так руководил им, что не позволил врагу одержать хотя бы частичный успех.
Ряд французских историков пытался объяснить неудачи Наполеона при Бородине тем, что он был болен, чувствовал себя нездоровым.
Л. Н. Толстой высмеял таких «историков», когда писал: «Многие историки говорят, что Бородинское сражение не выиграно французами, потому что у Наполеона был насморк... и что потому тот камердинер, который забыл подать Наполеону 24 числа непромокаемые сапоги, был спасителем России».
Подобные рассуждения не требуют разбора ввиду явной их нелепости. Однако принижение роли Кутузова в руководстве Бородинским сражением выражалось в утверждениях таких иностранных военных историков, искажавших факты, как Клаузевиц - немецкий офицер, служивший в рядах русской армии после того, как он покинул Пруссию, разгромленную Наполеоном во время четвертой коалиции. Ложные утверждения Клаузевица перешли в значительной мере на страницы произведений дворянских и буржуазных историков.
Клаузевиц писал, например, что Кутузов проиграл сражение под Бородином и что «роль Кутузова в отдельных моментах этого великого сражения равняется почти нулю». Следуя за такой фальсификацией, историк Богданович ставил Кутузова как полководца несравненно ниже Наполеона. Он заявлял: «Не будем сравнивать Кутузова с гениальным его противником» (речь идет о Наполеоне). Между тем сражение при Бородине, выигранное Кутузовым в условиях даже численного превосходства войск у Наполеона, показывает, что стратегия и тактика Кутузова не только не уступала наполеоновской, а была выше ее. Потери Наполеона в Бородинском сражении превышали потери русской армии. После битвы под Бородином у Кутузова осталось 80 тыс. солдат, а у Наполеона - 75 тыс.
Кутузов по окончании сражения дал приказ готовиться на утро к возобновлению сражения. Но затем, когда войска были приведены в порядок, он изменил свой приказ и распорядился начать отступление.
Чем же объяснить то обстоятельство, что Кутузов не возобновил сражения при Бородине? Объясняется это тем, что соотношение сил русской армии и противника не было благоприятным для окончательного и полного уничтожения армии Наполеона.
Кутузов хотел действовать наверняка и создать где-либо под Москвой или около нее такое превосходство в силах, которое бы дало ему возможность не только разбить Наполеона в сражении, но и преследовать его до полного уничтожения его армии. О возможности получения таких крупных резервов в свое время много писал Кутузову генерал-губернатор Москвы Ростопчин. Ростопчин писал Кутузову: «Если сильная потеря людей и превосходство сил наполеоновских принудили бы оставить позиции и отступить к Москве, тогда я соберу множество десятков тысяч решительных молодцов и явлюсь к вам». По заявлениям Ростопчина и по сведениям военного министерства, сообщенным Кутузову, ополчение, создаваемое в Московской, Смоленской, Рязанской, Тульской, Владимирской и некоторых других губерниях, должно было иметь свыше 116 тыс. человек. Для его вооружения Ростопчин имел в Москве свыше 75 тыс. ружей, 40 тыс. сабель и другое вооружение и снаряжение.
Кутузов решил не расходовать сил своей армии в новом бою под Бородином, а создать прямой перевес. Поэтому Кутузов рано утром 8 сентября стал отходить из-под Бородина. Это было выполнено столь блестяще, что на следующий день изумленный Ней сказал Мюрату: «Что это за армия, которая после такой битвы так образцово отошла?» Наполеон двинулся вслед отходящей русской армии.
Мюрат попытался преследовать русскую армию, но при первой попытке приблизиться его авангард был отброшен под Можайском назад.

http://s40.radikal.ru/i088/0912/5e/e7946f206367.jpg
http://i063.radikal.ru/0912/1a/c84f2580bc78.jpg
http://s42.radikal.ru/i097/0912/8e/908058fa41cb.jpg
http://i018.radikal.ru/0912/31/c45c302197c5.jpg

0

2

Выше здесь изложена крайне тенденциозная хрестаматийная версия хода Бородинского сражения, сложившаяся в 40-80-х гг. ХХв. Эта версия в основе своей восходит к генерал-квартирмейстеру 1-й Западной армии К.Ф.Толю и, по всей видимости, составленным им двум документам, где описывался ход сражения. Поскольку этот генерал лично нёс ответственность за размещение русских армий на позиции и её укрепление, то постарался показать свои действия и действия главнокомандующего в максимально благоприятном свете. В итоге получилась существенно искажённая картина битвы, с каждым юбилейным годом приобретавшая уже в советское время всё более бравурный оттенок. В основном стараниями откровенно агитпроповского Института военной истории при МО СССР под руководством П.А.Жилина. Вплоть до изменения смысла цитируемых слов участников событий на противоположный. В русской культурной традиции Бородино стало моральной, метафизической, если угодно (в толстовском понимании), победой много позже 1812 года. Современники как с русской, так и с французской стороны воспринимали его несколько иначе.
       В ходе битвы ни одна из сторон не выполнила своей программы-максимума, но частная, тактическая победа в тот день осталась за французами. В ходе битвы французскими и союзными им войсками были захвачены все атакованые ими полевые укрепления противника и ключевые пункты позиции: Шевардинский редут, село Бородино, Курганная батарея(Раевского)(повторной атакой), артиллерийские укрепления на месте разобранной деревни Семёновской (дивизией Фриана), Багратионовы флеши (в ходе единого поступательного движения правофланговых корпусов со своевременным подключением подкреплений и организованным взаимодействием родов войск в три-четыре атаки, а не в 8-12, как по Толю, Жилину и Бескровному), деревню Утицы и господствующую высоту около неё - Утицкий курган. Слова из донесений (составленных, по-видимому, всё тем же К.Ф.Толем) Кутузова Александру 1 о "неприятеле, отражённом на всех пунктах", в этих условиях были, мягко говоря, некоторым преувеличением, хоть и психологически оправданым, но вводящим власти страны в заблуждение.     
       Одиозный рейд русской кавалерии на правом фланге не являлся замыслом главнокомандующего М.И.Кутузова. Это была целиком и полностью частная инициатива атамана М.И.Платова, ручавшегося за успех и получившего в конце концов санкцию командующего и 1-й кав.корпус ген.-лейт. Ф.П.Уварова в поддержку предприятия. В ходе рейда дивизия Орнано не была и не могла быть разбита, поскольку имели место только эпизодические столкновения с отдельными её частями рассеявшихся по местности казачьих частей, стремящихся атаковать обозы и арт.парки 1У корпуса Е.Богарнэ. Уваровский корпус столкнулся с пехотными частями на подступах к Бородину (84 лин.п.), сходу атаковал (Л-гв. Гусарским полком) и был ими остановлен, ограничившись действием батареи конной артиллерии, что принудило французское каре отступить на правый берег р.Войны. Косвенным, но неоспоримым доказательством негативной оценки результатов этого рейда русским командованием служит то, что все русские генералы, принимавшие участие в Бородинском сражении были соответствующим образом вознаграждены очередными чинами и наградами, за исключением только двух командиров: Платова и Уварова. Причём ответственность за неудачу русский фельдмаршал возлагал на Платова. В рапорте Александру 1 он сообщал, что войска Уварова не могли "что-либо важное предпринять ...потому что казаки, кои с кавалерийским корпусом должны были действовать, ...так сказать, не действовали".
       Также в текстах, наследующих традицию юбилейного официоза приводится не соответствующие действительности хронология и последовательность событий на поле боя.
       Перемещение левофлангового корпуса ген.Тучкова, осуществлённое по распоряжению Беннигсена не носило такого злонамеренного характера, какое ему приписывала советская историография. Первоначальный замысел Кутузова расположить эти войска скрытно и использовать фактор внезапности в момент попытки флангового обхода французами флешей слева никак не мог быть реализован в ходе сражения, поскольку обход этот осуществлялся более глубоким маневром У корпуса Понятовского. Таким образом реализоваться первоначальный замысел кутузовской засады при реальном ходе событий мог только тремя способами (в зависимости от момента непосредственного столкновения этих корпусов) одинаково катастрофическими для этих русских войск. Поскольку Понятовский сходу получал без боя господствующую высоту для своей артиллерии, захватывал бы деревню Утицы и его кавалерия вырывалась на открытое пространство, где казаки Карпова уже теряли свои выгоды. На этих топографических особенностях бородинской позиции, кстати, подробно останавливается и Л.Н.Толстой в "Войне и мире".
       Ещё одной "жертвой неоконченной войны" от юбилея к юбилею неизменно выступала первоначальная численность противоборствующих армий и окончательное число потерь. Не было никакого заключительного отступления наполеоновской армии и оставления ею занятых позиций в ночь с 7(26) на 8(27). Как и ночных действий отдельных русских отрядов. 
       Отступление якобы 80 тыс. перед якобы 75 тыс. после достигнутой русскими армиями победы и сдача Москвы без боя - откровенный абсурд. Вернее, даже после ещё одного победоносного боя против авангарда Мюрата по тексту. На самом деле продвижение французского авангарда было остановлено вследствие крайне плохого состояния французской кавалерии (оно сказывалось уже перед Гжатском и Бородиным); тем, что неожиданное сопротивление русской кавалерии в глазах французского командования выглядело как возможное прикрытие новой оборонительной позиции для защиты Москвы (а так оно и было до совета в Филях); и образцовым состоянием относительно свежих полков русской гвардейской кавалерии Уварова, сравнительно мало пострадавшей в "рейде". 116 тыс.человек - это число строевых регулярных солдат русской армии накануне Бородинской битвы, а не численность ополчения после неё.

В конце концов, после генерального сражения наполеоновская Великая(Большая) армия захватила одну из двух официальных столиц государства. Что не могло и не может рассматриваться иначе, чем как результат этого генерального сражения. Что касается полководческой карьеры Наполеона, то у него за плечами на то время уже было намного более неудачное сражение против австрийцев под командованием эрцгерцога Карла под Асперном.

P.S. Упомянутый французский бригадный генерал Дюппелен командовал 1-й бригадой в 5 пех.дивизии Компана, а не отдельной дивизией.
P.Р.S. Картина Огюста-Жозефа (Августа Осиповича) Дезарно автобиографична. На переднем плане под копытами коня художник изобразил самого себя в момент пленения.

Отредактировано Вентерь (2011-08-25 12:51:57)

0

3

http://www.hrono.ru/libris/glinka07.html

В целом, ожесточённый характер Бородинского сражения не позволяет отнести его к ярким "полководческим" битвам, где оперативное искусство командования оказало решающее влияние на результат. Это было ,по большей части, "солдатское" сражение, в котором противоборствующие армии сошлись грудью в условиях максимально возможной на сильно пересечённой равнине концентрации артиллерии.
Наполеон образцово применил разработанный им самим манёвр постепенной концентрации максимально возможных средств на атакуемых участках и создания на них кратковременного подавляющего перевеса. Но это также явилось источником тяжелейших потерь у атакующих войск от артиллерийского огня. При том, что численность сторон в битве была приблизительно равна (130тыс. у Наполеона против 140-150 у Кутузова, из которых только 116 регулярных) такая тактика потребовала от французов и их союзников неимоверного напряжения сил, личного мужества солдат и образцовой слаженности действий. Со стороны Кутузова также был продемонстрирован известный консерватизм. Обе русские армии расположились на позициях за естественной водной преградой в две линии с частными резервами позади них и возвели ряд полевых артиллерийских укреплений на высотах. В этих условиях, несмотря на практически полное уничтожение атакованой левофланговой 2й Западной армии Багратиона, русские устояли к концу сражения и организовано покинули поле боя.

P.S. Очень прошу всё вышенаписанное не расценивать как массонскую вылазку. А только как дань уважения к славе предков. Слова графа Воронцова: "Сопротивление моей дивизии прекратилось вместе с её существованием" говорят об их высоком мужестве не меньше, чем мифы советских историков.

Отредактировано Вентерь (2011-08-25 00:13:40)

0

4

Источник: http://borodinbattle.ru/hod_bitvy/boy_z … skiy_redut

http://img443.imageshack.us/img443/1944/800pxbattleofborodinoby.jpg

Атака маршала Нея при Бородино.
Гравюра по картине Ланглуа

Накануне главного сражения, ранним утром 24 августа (5 сентября), русский арьергард под командованием генерал-лейтенанта Коновницына, находившийся у Колоцкого монастыря в 8 км к западу от расположения главных сил, был атакован авангардом противника. Завязался упорный бой, продолжавшийся несколько часов. После того, как было получено известие об обходном движении противника, Коновницын отвёл войска за реку Колочу и присоединился к корпусам, занимавшим позицию в районе деревни Шевардино.

Около Шевардинского редута был размещён отряд генерал-лейтенанта Горчакова. Всего под командованием Горчакова находилось 11 тысяч войск и 46 орудий. Для прикрытия Старой Смоленской дороги остались 6 казачьих полков генерал-майора Карпова 2-го.

Великая армия Наполеона подходила к Бородину тремя колоннами. Основные силы: 3 кавалерийских корпуса маршала Мюрата, пехотные корпуса маршалов Даву, Нея, дивизионного генерала Жюно и гвардия — двигались по Новой Смоленской дороге. Севернее их наступали пехотный корпус вице-короля Италии Евгения Богарне и кавалерийский корпус дивизионного генерала Груши. По Старой Смоленской дороге приближался корпус дивизионного генерала Понятовского. Против защитников укрепления было направлено 35 тысяч пехоты и кавалерии, 180 орудий.

Неприятель, охватывая Шевардинский редут с севера и юга, пытался окружить войска генерал-лейтенанта Горчакова.

Французы дважды врывались в редут, и каждый раз пехота генерал-лейтенанта Неверовского выбивала их. На Бородинское поле спускались сумерки, когда противнику ещё раз удалось овладеть редутом и ворваться в деревню Шевардино, но подошедшие русские резервы из 2-й гренадерской и 2-й сводно-гренадерской дивизий отбили редут.

Бой постепенно ослабел и, наконец, прекратился. Главнокомандующий русской армией Кутузов приказал генерал-лейтенанту Горчакову отвести войска к главным силам за Семёновский овраг.

Российская, а затем советская официальная историографическая традиция оценивала бой за Шевардинский редут как успешное исполнение плана главнокомандующего, предназначенного прикрыть строительство Семёновских флешей. Однако писатель Лев Толстой в романе «Война и мир» первым обратил внимание на внутреннюю нелогичность такого представления, согласно которому мощный редут на кургане должен был лишь прикрывать строительство слабых флешей на открытой местности. Толстой выдвинул собственное предположение, поддержанное рядом военных историков[кто?]. Согласно этой точке зрения, захват Наполеоном Шевардина фактически опрокинул первоначальный план Кутузова. По этому плану 1-я армия должна была опираться на деревню Горки с редутом и Красную гору (батарея Раевского) с реданом, 2-я армия - на Шевардинский курган с редутом, а с фронта позицию должна была прикрывать река Колоча. Такая позиция была бы чрезвычайно сильна. Однако стремительный переход Наполеоном Колочи и захват недостроенного редута на Шевардинском кургане привели к тому, что русский фронт оказался ничем не прикрыт, а 2-й армии пришлось опираться на слабые Семёновские флеши, наскоро выстроенные посреди чистого поля: «мы оказались без позиции на левом фланге и были поставлены в необходимость отогнуть наше левое крыло и поспешно укреплять его где ни попало».

Шевардинский бой дал возможность российским войскам выиграть время для завершения оборонительных работ на бородинской позиции, позволил уточнить группировку сил французских войск и направление их главного удара.

Весь день 25 августа (6 сентября) войска обеих сторон готовились к предстоящему сражению. Основываясь на данных, полученных в ходе Шевардинского боя, главнокомандующий Кутузов принял решение усилить левый фланг российских войск, для чего приказал перевести из резерва 3-й пехотный корпус генерал-лейтенанта Тучкова 1-го и передать командующему 2-й армией Багратиону, а также артиллерийский резерв из 168 орудий, разместив его около Псарёва. По замыслу Кутузова, 3-й корпус должен был быть готовым действовать во фланг и тыл французских войск. Однако, начальник штаба Кутузова генерал Беннигсен разместил 3-й корпус фронтом к французским войскам, что не соответствовало плану Кутузова.

0

5

Источник: http://borodinbattle.ru/hod_bitvy/nachalo_bitvy

Начало битвы

В 5:30 утра 26 августа (7 сентября) 1812 года более 100 французских орудий начали артиллерийский обстрел позиций левого фланга. Одновременно с началом обстрела на центр русской позиции, село Бородино, под прикрытием утреннего тумана в отвлекающую атаку двинулась дивизия генерала Дельзона из корпуса вице-короля Италии Евгения Богарне. Село оборонял гвардейский Егерский полк под командованием полковника Бистрома. Около получаса егеря отбивались от 4х-кратно превосходящего противника, однако под угрозой обхода с фланга вынуждены были отступить за реку Колочу. Вслед за ними переправился и 106-й линейный полк французов.

Командующий 1-й Западной армией Барклай-де-Толли направил на помощь 1-й, 19-й и 40-й егерские полки, которые контратаковали французов, сбросили их в Колочу и сожгли мост через реку. В результате этого боя французский 106-й полк понёс тяжёлые потери.

"Французы, ободрённые занятием села Бородина, бросились вслед за егерями и почти вместе с ними перешли по мосту, но гвардейские егери, подкреплённые полками, пришедшими с полковниками Вуичем и Карпенковым… истребили совершенно 106-й неприятельский полк, перешедший на наш берег."  — Из донесения главнокомандующего русской армией
генерала-от-инфантерии Кутузова.

0