Козацькі посиденьки

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Козацькі посиденьки » История в личностях » Алексей Максимович Каледин - к 93-х летию со дня смерти.Вечная память!


Алексей Максимович Каледин - к 93-х летию со дня смерти.Вечная память!

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

КАЛЕДИН Алексей Максимович (дон.) - род. 12 ок¬тября 1861 г., ст. Усть-Хо¬перской, хут. Каледина; ге¬нерал от кавалерии. Донской атаман. Военное образование получил в Воронежском ка¬детском корпусе и в Михай¬ловском артиллерийской училище, из которого после производства в чин хорунжего, вышел на службу в 3а6айкальскую каз. батарею. В 1889 т. закончил курс Военной Академии; служил в штабе Варшавского военного округа и в должности старшего адъютанта Донского Воскового штаба; три года провел в Управлении резервной пехотной бригады, после чего в 1903 г. назначен на пост начальника Новочеркасского юнкерского училища; от 1910 г. командовал бригадой 11 кавал. дивизии; на фронт Первой Мировой войны выступил во главе 12 кав. дивизии.

Ген. Деникин писал: «В победных реляциях Юго-Западного фронта все чаще упоминались имена двух кавалерийских начальников - и только двух, - графа Келлера и Каледина, одинаково храбрых, но совершенно противоположных по характеру: один пылкий, увлекающийся, иногда безрассудный, другой спокойный и упорный. Оба не посылали, а водили войска в бой». В рядах наступающих полков ген. К. был ранен ружейной пулей.

Таким же он оставался, будучи командиром 12 корпуса и даже став командующим 8 армии. На этот пост он был назначен весною 1916 г., вместе с производством в чин генерала от кавалерии. 23 мая того же года его армия прорвала фронт под Луцком и оттеснила австрийцев далеко в глубь Галиции.

За руководство боевыми операциями ген. К. получил высокие награды, ордена св. Георгия 4-й и 3-й степеней.

Когда началась револю¬ция 1917 г. ген. К., по мнению своего начальника Бру¬силова, «потерял сердце и не понял духа времени». Новые порядки не пришлись по ду¬ше заслуженному и боевому генералу. Революция проти¬воречила его политическим взглядам, нарушила все его жизненные планы. Он отко¬мандировался в Военный Со¬вет и вскоре уехал на юг. На Дон ген. К. прибыл во время заседаний Первого Донского Круга. Депутаты встретили его долгими ова¬циями. Наблюдая парламен¬тарную стройность работ Народного Собрания, веря в свой народ и уступая уго¬ворам М. П. Богаевского и других Казаков ген. К. сог¬ласился принять пост Дон¬ского атамана.

19-го июня Донской Круг вручил ему грамоту, где значилось: «По праву древней обыкновенности из¬брания Войсковых атаманов, нарушенному волею царя Петра I в лето 1709-е, и ны¬не восстановленному, избра¬ли мы тебя нашим Войско¬вым атаманом».

Его личные потери и ущемленные амбиции неско¬лько возмещались доверием и сердечностью народных представителей. Он не был гордым сановником и чувствовал себя среди них своим человеком, скромным Каза¬ком, первым среди равных исполнителем долга и народ¬ной воли. Очевидцы расска¬зывали: «На Круге атаман выслушал приветствие старо¬обрядца-начетчика Кудинова и, благодаря за ласковое сло¬во, подал ему руку. Тот от¬ветил ему рукопожатием и, вдруг, наклонившись поце¬ловал руку атамана. Ген. К. наклонился тоже и в свою очередь поцеловал руну Кудинову. Круг разразился бурной овацией своему атаману».

Однако, оказалось, что атаман К. будучи безуко¬ризненно честным человеком высокой культуры, будучи замечательным полководцем и большим русским патрио¬том, не мог сразу стать по¬литическим светилом рево¬люционного времени, не мог найти отвечающие моменту идеалы и провозгласить ло¬зунги, способные поднять, усталый от пережитой вой¬ны, народ на новую борьбу.

Соблюдая по привычке преданность России, атаман готов был не щадить живо¬та своего для спасения оте¬чества. То же самое он хо¬тел бы видеть и у Казаков, не считаясь с их частными насущными интересами, Вы¬ступая на Московском Сове¬щании в августе 1917 г. от имени всех казачьих Войск атаман К. «говорил об угро¬жающем положении России о ее великом прошлом и ве¬ликом будущем, о Казаках и их роли «в общей борьбе за Россию, о предательстве большевиков, о борьбе с ни¬ми до конца и т. д.» (Бурцев). Но в декларации, прочитан¬ной ген. К-ным, не указыва¬лось ясно, о какой России шла речь и требовалась от¬мена многих «завоеваний революции». Это дало основание правительству Керенско¬го, обвинить Донского атамана изменником революционной родины, потребовать суда над ним, угрожать нашествием на Дон войск двух мобилизованных для этого военных округов.

В декларации на Московском Совещании обеща¬лось жертвенное служение Казаков для «спасения Рос¬сии». Но казачьи массы после революции не ставили себе таких широких задач. Война надоела и им, а большевики провозглашали за¬манчивые лозунги и обещания. Они утверждали, что именно мир спасет утомленный народ от дальнейших бедствий, а коренные социальные реформы принесут ему счастливую жизнь. Казаки тоже были утомлены войной и тоже требовали ряда реформ, облегчающих их экономическое положение. А вместе с тем, ген. К., сторонник войны до победного конца, боясь нарушить це¬лость Русской армии, не сог¬лашался отводить казачьи полки с фронта и сосредоточить их на Дону. Они возвращались с фронта позднее, сомневающиеся в своем атамане и правительстве. Разойдясь по домам, бойцы отдыхали в тепле родных куреней. 3 месяца выжидали и присматривались. Хотели остаться в состоянии нейтралитета до выяснения действительного лица и намерений новой русской пооктябрьской власти. Смотреть и ждать, прежде чем принять решение, народ имел право, но не этого требовала политическая обстановка, не этого ожидал атаман. Избирая его своим вождем казачьи представители гордились им, .верили в его политическую мудрость, в его казачий демократизм, в его способность вести и побеждать, но ничем не могли помочь ему в беспросветной обстановке того времени. Торжественно врученная власть оказалась миражем. Давалось право управлять и приказывать, а послушания можно было ожидать только от небольшой группы из числа зеленой молодежи, рядовых и офицеров. Невозможно было провести никакие реальные мероприятия. Со стороны Временного Правительства приходили оскорбительные обвинения и упреки. Эластичный политический деятель принял бы обиды, как необходимое зло, но атаман понимал их, как личные оскорбления. И вставало в душе ненарушимое правило кодекса офицерской чести: если не сможешь смыть оскорбление кровью обидчика, искупи его собственным расчетом с жизнью.

Пришли тяжелые дни борьбы малыми силами с потоками большевистских полков. Они были политы обильно драгоценной кровью казачьей молодежи. В январе 1918 г. создалась совсем безнадежная обстановка. Партизанские отряды таяли и никто, кроме ген. II. X. Попова, не хотел верить в возможность восстания ря¬довых казачьих масс. С выступлением Голубова исчезла последняя надежда на народ¬ную поддержку. 29 января по ст. ст. атаман К. сложил свои полномочия и покончил с собой в тот же день выстрелом в сердце

Казаки современники вспоминают своего атамана с грустью и любовью

Отредактировано Белогвардеец (2011-02-12 07:38:22)

0

2

Выступление А.М. Каледина на Московском Государственном совещании 13 августа 1917 года.



(по книге А. Смирнова "Атаман Каледин", Санкт-Петербург, "Нева", 2003 год)





        Я знаю, что очень многим; из вас не понравится то, что я скажу. Но вы все равно должны это услышать.

        Выслушав сообщение Временного Правительства о тяжелом положении Русского государства, казачество, в лице представителей всех 12-ти казачьих Войск — Донского, Кубанского, Терского, Оренбургског, Яицкого, Астраханского, Сибирского, Амурского, Забайкальского, Семиреченского, Енисейского и Уссурийского — казачество, стоящее на общенациональной государственной точке зрения, и, отмечая с глубокой скорбью существующий ныне в нашей внутренней государственной политике перевес частных классовых и партийных интересов над общими, приветствует решимость Временного Правительства освободиться, наконец, в деле государственного управления и строительства от давления партийных и классовых организаций, вместе с другими причинами, приведшими страну на край гибели.

        Казачество, не знавшее крепостного права, искони свободное и независимое, пользовавшееся и раньше широким самоуправлением, всегда осуществлявшее в среде своей равенство и братство, не опьянело от свободы. Получив ее, вновь вернув то, что было отнято царями, казачество, крепкое здравым смыслом своим, проникнутое здоровым государственным началом, спокойно, с достоинством приняло свободу и сразу воплотило ее в жизнь, создав, в первые же дни революции, демократически-избранные войсковые Правительства и сочетав свободу с порядком.

        Казачество с гордостью заявляет, что полки его не знали дезертиров (аплодисменты в зале), что сохранили свой крепкий строй и в этом крепком свободном строю защищают, и впредь будут защищать многострадальную отчизну и свободу.

        Служа верой и правдой новому строю, кровью своей запячатлев преданность порядку, спасению родины и армии, с полным презрением отбрасывая провокационные наветы на него, обвинения в реакции и в контрреволюции, казачество заявляет, что в минуту смертельной опасности для родины, когда многие войсковые части, покрыв себя позором, забыли о России, оно не сойдет со своего исторического пути служения родине с оружием в руках на полях битвы и внутри в борьбе с изменой и предательством.

        Вместе с тем казачество отмечает, что это обвинение в контрреволюционности было брошено после того, как казачьи полки, спасая революционное правительство по призыву министров-социалистов, 3-го июля вышли решительно, как всегда, с оружием в руках для защиты государства от анархии и предательства (аплодисменты). Понимая революционность не в смысле братания с врагом, не в смысле самовольного оставления назначенных постов, неисполнения приказов, предъявления к правительству неисполнимых требований, преступного расхищения народного богатства, не в смысле полной необеспеченности личности и имущества граждан, грубого нарушения свободы слова, печати и собраний—казачество отбрасывает упреки в контрреволюционности, казачество не знает ни трусов, ни измены, и стремится установить действительные гарантии свободы и порядка, С глубокой скорбью отмечая полное расстройство народного организма, расстройство в тылу и на фронте, развал дисциплины в войсках и отсутствие власти на местах, преступное разжигание вражды между классами, попустительство в деле расхищения государственной власти безответственными организациями, как в центре, так и внутри на местах, отмечая центробежное стремление групп и национальностей, грозное падение производительности труда, потрясение финансов, промышленности и транспорта, казачество призывает все живые силы страны к объединению, труду и самопожертвованию во имя спасения родины и укрепления демократического республиканского строя (бурные аплодисменты).

        В глубоком убеждении, что в дни смертельной опасности для существования родины, все должно быть принесено в жертву, казачество полагает, что сохранение родины требует, прежде всего, доведения войны до победного конца в полном единении с нашими союзниками. Этому основному условию следует подчинить всю жизнь страны и, следовательно, всю деятельность Временного Правительства.

        Только при этом условии (повысив голос, говорил Каледин) Правительство встретит полную поддержку казачества! Пораженцам не должно быть места в Правительстве! (На этих словах Атаман Каледин повернул голову и выразительно посмотрел на министра земледелия Виктора Чернов).

        Для спасения родины мы намечаем следующие главнейшие меры:

        1.  Армия должна быть вне политики. Полное запрещение митингов и собраний с их партийной борьбой и распрями. (После этих слов «левая» часть зада взорвалась воплями: «Ого!», «Что, что?!», «Позор!», «Это контрреволюция!». Но генерал не обратил на это внимания, и шум утих, все хотели слушать Каледина дальше).

        2.  Все Советы и Комитеты должны быть упразднены как в армии, так и в тылу, кроме полковых, ротных, сотенных и батарейных, при строгом ограничении их прав и обязанностей областью хозяйственных распорядков.

        3.  Декларация прав солдата должна быть пересмотрена и дополнена декларацией его обязанностей.

        4. Дисциплина в армии должна быть поднята и укреплена самыми решительными мерами. (Вновь из «левого» крыла слушателей раздался выкрик — «Это контрреволюция!»).

        5. Тыл и фронт — единое целое, обеспечивающее боеспособность армии и все меры, необходимые для укрепления дисциплины на фронте, должны быть применены я в тылу.

        6. Дисциплинарные права начальствующих лиц должны быть восстановлены.

        7. Вождям армии должна быть предоставлена полная мощь.

        8 В грозный час тяжких испытаний на фронте и полного развала внутренней политической жизни страны, страну может спасти от окончательной гибели только действительно твердая власть, находящаяся в опытных, умелых руках лиц, не связанных с узко партийными, групповыми программами, свободная от необходимости после каждого шага оглядываться на всевозможные Советы и Комитеты и отдающая себе ясный отчет в том, что источником суверенной государственной власти является воля всего народа, а не отдельных партий и групп.

        9. Власть должна быть едина в центре и на местах. Расхищению государственнойгвласти центральными и местными Комитетами и Советами должен быть немедленно и резко поставлен предел.

        10. Россия должна быть единой. Всяким сепаратным стремлениям должен быть поставлен предел.

        11. В области государственного хозяйства необходимо: а) строжайшая экономия во всех областях государственной жизни, б) безотлагательно привести в соответствие цены на предметы сельскохозяйственной и фабрично-заводской промышленности, в) безотлагательно ввести нормировку заработной платы, прибыли предпринимателей, г) немедленно приступить к разработке и проведению в жизнь закона о трудовой повинности, д) принять самые строгие действительные меры к прекращению подрыва производительности сельскохозяйственной промышленности, чрезвычайно страдающей от самочинных действий отдельных лиц и всевозможных комитетов, нарушающих твердый порядок в землепользовании и арендных отношений.

        В заключении мы не можем не остановиться перед предстоящим государству величайшим событием, на которое весь русский народ смотрит, как на свою конечную надежду - получить для нашей родины прочные твердые основы новой государственной жизни. Мы говорим об Учредительном Собрании. Мы требуем, чтобы во всей подготовительной обстановке и в течение самих выборов в Учредительное Собрание, Временное Правительство приняло меры, обеспечивающие правильность и закономерность выборов на всем пространстве земли русской. Мы полагаем, что местом созыва Учредительного Собрания должна быть Москва, как по своему историческому значению и центральному положению, так и в интересах спокойной и планомерной работы Учредительного Собрания.

        Мы обращаемся, наконец, к Временному Правительству с призывом, чтобы в тяжкой борьбе, ведущейся Россией за свое существование, Временное Правительство использовало весь народ Государства Российского, все жизненные народные силы всех классов населения и чтобы самый свой состав Временное Правительство подчинило необходимости дать России в эти тяжкие дни все, что может дать наша родина по части энергии, знания, опыта, таланта, честности, любви и преданности интересам Отечества.

        Время слов прошло. Терпение народа истощается. Нужно делать великое дело спасения Родины!

0

3

Из воспоминаний Митрофана Богаевского :

  " 29 января 1918 года Каледин, стоя за писменным столом, прочитал Донскому правительству телеграммы и, познакомя с положением на фронтах, сказал :" Ситуация безнадёжна. Население не только не поддерживает нас, но и настроено к нам враждебно. Сил у нас нет, сопротивление бесполезно. Я не хочу лишних жертв, лишнего кровопролития и предлагаю сложить всои полномочия".  А когда все разошлись он снял тужурку и шейный Георгиевский крест, лёг на кровать и выстрелил в сердце из револьвера. Пуля обожгла белую рубаху, пронзила А.М. насквозь, прошла через матрац, расплющилась о железную решетку кровати и была мною найдена. В комнату очень скоро вошли супруга Мария Петпровна и денщик. Крик жены заставил чуть живого Каледина повернуть голову и слегка приоткрыть глаза. Но уже не было в них жизни".

0

4

Вот его фото

увеличить

0


Вы здесь » Козацькі посиденьки » История в личностях » Алексей Максимович Каледин - к 93-х летию со дня смерти.Вечная память!