КАЗАКИ-НАЕМНИКИ В ТРИДЦАТИЛЕТНЕЙ ВОЙНЕ
 
«Немногие руки добровольно взялись бы за оружие ради государства, из-за интересов государя; ради веры с готовностью хватался за меч купец, художник, землероб», — указывал в своем фундаментальном труде «Тридцатилетняя война» выдающийся немецкий писатель и историк Фридрих Шиллер. Разделение церквей повлекло более тесное объединение государств, но с каждым годом конфликт все больше утрачивал чисто религиозную окраску. В армиях и католических, и протестантских правителей нередко служили представители антагонистических религий. Православные украинские казаки, в основном сечевики, также приняли весьма активное участие в этой первой общеевропейской войне, начавшейся с антигабсбургского восстания в Чехии и Моравии.

…Не прошло и года после начала Тридцатилетней войны, как запорожские казаки оказались в самой гуще конфликта. В августе 1619 года император Фердинанд II Габсбург отправляет в Речь Посполитую своих послов с просьбой о помощи. Но Сигизмунд III Ваза только что завершил изнурительную войну с Московией, посему максимум чем он мог помочь союзникам-католикам — направить в качестве кондотьеров (наемников) казаков, оказавшихся вне реестра (из 40 000 участников кампании в него вошли только 6 000). В октябре 1619 года, в разгар осады Вены чехами и трансильванцами (венграми) князя Бетлена Габора, в Закарпатье вторгается 10-тысячный корпус запорожцев во главе с полковниками Кличковским и Русиновским. 22 ноября казаки под Гуменным разгромили трансильванцев под командованием князя Юрия Ракоци. В скором времени запорожцы осадили города Кошице и Пряшев в Словакии и своими действиями фактически сорвали планы войск Антигабсбургской коалиции, вынудив их снять 27 ноября осаду Вены. Бетлен Габор, уже получивший из рук венгерских магнатов корону Иштвана Святого, оставил надежды на разгром ненавистных Габсбургов. Тем не менее из-за отказа австрийцев выплатить надлежащие деньги, запорожцы в середине декабря 1619 года возвратились в Сечь.

В январе 1620 года через Польшу в Моравию на помощь католикам отправился корпус легкой кавалерии «лисовчиков» под командованием полковника-шляхтича Александра Лисовского. Уже с первых дней после вступления на земли бунтовщиков они «отметились» серией жестоких акций: сжигались и грабились все некатолические города, замки, храмы. Казаки прошли Моравию с северо-востока на юго-запад от Валашских Мизырич до Микулова, но уже на окраинах Вены потерпели поражение от преследовавших их более многочисленных отрядов протестантов, потеряв в бою до 1000 человек убитыми. Оставшиеся в живых кондотьеры-запорожцы возвратились в Моравию. Жалованье часто задерживали, посему все бремя расходов ложилось на плечи местного населения.

Когда стал очевидным тот факт, что король Англии не окажет действенную помощь своему зятю, избранному на чешский престол курфюрсту Пфальца Фридриху, положение чешских инсургентов-протестантов стало тяжелым. Наступательная тактика (операции во всех направлениях) не принесла им успеха. Между тем лигисты и имперцы, получив помощь от испанцев и поляков (запорожцы Лисовского, учитывая спаянность и опыт наших земляков, прошедших горнила конфликтов на границах Московии и в Причерноморье с крымскими татарами и турками, были серьезной силой), начали постепенно сужать кольцо вокруг Праги, где беззаботный Фридрих — «король на одну зиму» — давал бесконечные балы.

Удачный маневр отступающей армии протестантов Христиана Ангальтского позволил ей занять 6 ноября 1620 года Белую Гору — стратегически важную местность к западу от Праги. Католическая армия имела ощутимое численное преимущество — 28 000 солдат против 21 000 у протестантов; тем не менее оно нивелировалось хорошей позицией армии Антигабсбургской коалиции, в которую входили чехи, моравы, австрийцы, немцы, венгры, голландцы. Им противостояли немцы (преимущественно баварцы главы Католической лиги герцога Максимилиана), испанцы, итальянцы, валлоны, поляки и запорожские казаки (почти 3500 наших земляков, то есть более 12% от общего количества сил Антигабсбургской коалиции). Битва, решившая участь чешской независимости на целых 300 лет, продолжалась немногим более часа. Лучшая выучка, дисциплинированность лигистов и имперцев перевесили применение их противниками суперсовременных достижений голландской военной школы. Тяжелые испанские терции, использовавшиеся католической армией в этой битве, «доживали» последние годы, и очень скоро шведский король Густав ІІ Адольф в битвах при Брейтенфельде (1631 г.) и Лютцене (1632 г.) доказал их анахронизм. Лобовая атака на правом фланге с выходом в центр порядков протестантов принесла успех католикам. Казаки приняли действенное участие в уничтожении чешской пехоты графа Турна в районе охотничьего парка: пленных они старались не брать. Общие потери протестантов были большими — более 5000 человек. В стане победителей насчитывалось 250 убитых и раненных.

В 1631 году 2000 казаков в составе войск генералиссимуса «Священной Римской империи» Альбрехта фон Валленштейна, ценившего их выше, нежели знаменитых польских крылатых гусар, участвовали в боевых действиях в Силезии против войск саксонского курфюрста Иоганна-Георга — союзника шведов. Неудачную попытку склонить на свою сторону запорожцев осуществил шведский король-полководец Густав II Адольф. Так, в том же 1631 году «на переговоры с Войском Запорожским прибыли шведские послы д’Адмираль и де Грев с предложениями к гетману И.Петражицкому-Кулаге по поводу заключения договора о союзе (in tractationem confederationis) и отрыве его от Речи Посполитой...» (Тарас Чухлиб, «Гетьмани і монархи»). Но казацкий реестровый гетман остается верным сюзерену — польскому королю — и арестовывает послов, отправив их в Варшаву. Попытка шведско-украинского союза оказалась неудачной, но очень скоро к ней возвратились король Карл X Густав и гетман Украины Богдан Хмельницкий, в 1657 году заключившие вместе с трансильванским князем Дьердем Ракоци тайный договор о разделе Речи Посполитой. Уже во время Северной войны гетман Украины Иван Мазепа в 1710 году снова попытался сменить «вектор» — с московского на стокгольмский...

Владимир Сичинский в книге «Чужинці про Україну» привел интересные данные об участии казаков в боевых действиях на стороне императора в Люксембурге. В еженедельнике Gazette de France (№ 81 за 1633 год) находим сведения о действиях четырехтысячного отряда запорожцев под предводительством полковника Тараского, под знаменами Габсбургов воевавших в Люксембурге против французских войск генерала де Суассона. После первой неудачной атаки «казаки напали на французов со страшным криком; наши люди не привыкли к такому крику, так испугались, что бросились бежать и отступили к болоту на другом берегу реки». Австрийское командование создавало из свирепых хорватов-«гренцеров» и запорожцев легкие кавалерийские полки и эскадроны, совершавшие опустошительные проникающие рейды в северную и северо-восточную Францию.

Вербовали запорожцев обычно в Люблине и Львове эмиссары Габсбургской империи. Пункты сбора были в Силезии в городках Битум и Бризи, где располагались лагеря кондотьеров. Аванс казаки получали еще на территории Речи Посполитой, и уже там формировались сотни; запорожцы добирались к месту назначения на лошадях. Так, летом 1635 года в Битуме пребывало до 2000 запорожцев. Условия службы наемников определялись соглашениями (контрактами). Некоторые пункты соглашения между Габсбургами и казаками от 23 сентября 1635 года опубликовал украинский историк Александр Баран, работавший в венских архивах. Простой запорожец получал ежемесячно до шести талеров, хорунжий — 50, капитан — 100, а их командир, полковник Павел Носковский, — 200 талеров; по тем временам это была действительно астрономическая сумма. Пункты 6 и 7 соглашения гласили: «Войско может использовать свои старые права и обычаи, используемые ими на территории польского государства»; «Пленных могут держать за выкуп, за исключением генералов и высших офицеров, которых должны выдать императорским властям».

Чтобы держать «детей вольницы» в узде, Носковский применял самые строгие меры наказания, вплоть до казни. Казаки из лагеря в Бризи отправились через Центральную Германию в Люксембург и Эльзас. К тому времени французы оккупировали Бельгию, находившуюся под властью испанцев — союзников австрийцев. Именно подвижные части хорватов и казаков своими проникающими рейдами в тыл французов заставили их перейти к обороне и оставить Бельгию. В феврале 1636 года двухтысячный кавалерийский полк казаков в составе корпуса хорватского генерала Изолани через реку Маас возле Вердена ворвался в провинцию Шампань; союзники разгромили расквартированные там французские части, и полк с богатой добычей (в том числе и 60 000 франков выкупа) возвратился в Люксембург.

Но условия контракта австрийское правительство в полной мере не выполняло, поэтому осенью 1636 года большинство украинцев покидает театр боевых действий. По пути на родину, в Силезии, кондотьеры поднимают мятеж, требуя немедленного расчета. Неблагодарные австрийцы высылают карательный корпус, разгромивший полк запорожцев и заставивший их перейти имперско-польскую границу. Тем не менее часть казаков (до 3 000) осталась на службе императора и влилась в армию фельдмаршала Геца. Они принимали участие во взятии Хехста, Дортмунда, Верла и Гамма.

В 1632 году Московия объявила войну Речи Посполитой, фактически выступив в общеевропейском конфликте на стороне антигабсбургского блока. Царь Михаил Романов, родоначальник новой династии, стремился укрепить свои позиции в государстве, еще не забывшем ужасы Смуты (война — прекрасный способ отвлечь внимание подданных от неотложных проблем!). Достигнув соглашения со Шведским королевством, московиты бросились отвоевывать Смоленск. Поляки и литовцы, опасаясь возможного вторжения шведов, были вынуждены держать на своих северных и западных границах значительные военные контингенты. Король Речи Посполитоф Владислав IV мог выставить против московитов всего лишь 9000 солдат — поляков и литовцев. 20 000 православных запорожских казаков, присягнувших королю-католику, честно выполняли свой долг вассалов, воюя также против православных северных соседей. Отметились в Смоленской войне Тарас Федорович (Трясило) и Богдан Хмельницкий, получивший за храбрость из рук польского короля саблю. 10 апреля 1634 года в битве под Щелкановым армия московитов была разгромлена: легкая конница Т.Трясило сыграла решающую роль в этой виктории. Поляновский мир 1634 года положил конец крайне неудачной для Москвы войне, и Романовы отложили свои планы экспансии в западном и северном направлениях, по крайней мере, на 20 лет.

Помня о доблести запорожцев в Бельгии и Люксембурге ,правительство Франции в 30—40-х годах осуществило несколько попыток привлечь их на свою сторону. Богдан Хмельницкий, занимавший должность военного писаря Войска Запорожского, в составе делегации старшин (среди которых мы впервые встречаем и Ивана Сирко) в сентябре 1644 года встречался в Варшаве с послом Франции графом де Брежи. Именно последний и посоветовал кардиналу Джулио Мазарини взять казаков на службу: «На днях был в Варшаве один из старшин казацкой нации полковник Хмельницкий... Этот человек образован, умен, силен в латинском языке. Что касается службы казаков у его величества, то, если войны с турками не будет, Хмельницкий готов помочь мне в этом деле».

Наконец, в октябре 1645 года после продолжительных переговоров полк запорожских казаков (примерно 2500 человек, из них почти 800 кавалеристов) морским путем через польский порт Гданьск прибыл во французский порт Кале. Условия контракта предусматривали выплату рядовому казаку 12 талеров в месяц, сотникам и полковникам — 100—120 талеров. Есть предположения (однако документально не доказанные), что командовали сечевиками полковники Иван Сирко и Солтенко.

Вопреки всем законам военной науки, запорожцы хитростью (опыт взятия Кафы, Трапезунда, Синопа пригодился!) через морские ворота ворвались в центральные форты крепости Дюнкерк. Испанцы подписали капитуляцию 11 октября 1646 года. Французы многие годы безуспешно пытались захватить этот «ключ от Ла-Манша». Но снова, как и в империи, казаков обманули «работодатели». Часть их возвратилась в Украину, другие остались во Фландрии (голод заставил их пойти в «прийми» к фламандцам).

Спустя три года на украинских землях, почти одновременно с подписанием Вестфальского мира, началась Национальная революция. Опыт, приобретенный запорожцами во время Тридцатилетней войны, понадобился им в битвах с регулярными войсками Речи Посполитой. Казаки-кондотьеры в Европе — отнюдь не фантастическая сказка, хотя эта тема требует более взвешенного подхода, постоянной работы историков в архивах.
http://kozakustazov.pp.net.ua/publ/vsjo … e/3-1-0-18