Козацькі посиденьки

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Козацькі посиденьки » Обо всем и ни о чем » Почему мы так говорим?


Почему мы так говорим?

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

В данном топике будут выражения, часто слышимые нами или употребляемые, а также их происхождение или смысл.
ПО МОЩАМ И ЕЛЕЙ!
Когда умер Ленин, строили мавзолей и повредили канализационную трубу, Была зима и вода в трубе подмерзла и не распространилась. Весной все растаяло и новый мавзолей с телом Ленина залило канализацонными стоками. Патриарх Тихон сказал по этому поводу: "По мощам и елей!"
Ничего нет в этой жизни случайного.

0

2

САРЫНЬ, НА КИЧКУ!
http://dikoepole.com/2012/02/28/sarin_na_kichku/
Опубликовано gaponov на 28.02.2012
Некоторые нынешние слова, имеют дурной, даже оскорбитель¬ный смысл, прежде-же, при своем первоначальном возникновении, они этого дурного смысла не имели. Слово поганец”, “подлец”, “сволочь”, оскорбительные те¬перь, в прежнее л время они были совершенно нормальны и не имели обидного значения:, “поганец” означал вообще – язычника (лат. paganus), лицо нехристианского вероисповедания; “под¬лец” – принадлежащий к подлому сословию, т.е. сословию, подле¬жащему известным налогам и т.д.. Нечто произошло и с фразами “сарынь, на кичку” и “ходить за зипунами”, приобревшими впоследствии дурной смысл.

Несмотря нa то, что “сарынь, на кичку” был “разбойничий” клич, в нем все-таки чувствуется этический элемент: пощадить людей непричастных к делу. Да и происхождение самого “разбойничества” не всегда есть только результат просто скверных человеческих чувств или качеств; оно есть и самозащита против вводимых силою неестественных порядков в государстве.

Казачьи “грабежи” на Волге начались, по свидетельству всех историков, лишь после захвата Москвою Астрахани, откуда стали исходить запрещения Казакам свободно пользоваться Волгой, до этого-же захвата “грабежей” не было, ибо часть Волги принадлежала Казакам и они распоряжались ею свободно. Вооруженная интервенция Степана Разина во внутренние Московские дела и революция Емельяна Пугачева, причинившие великоросским верхам немало тревоги и страху, были только стремлением к защите великого русского народа от эксплуатации его господствовавшими над ним верхами, и совсем не были целью простого вульгарного грабежа; при таком “грабеже” население не перестраивается на новый порядок государственного бытия.

И нынешняя гражданская война была вызвана грядущим порабощением человеческой личности, что Казаки сразу-же поняли, не побоявшись активно выступить против огромного числа, политического мастадонта.
Этот клич “сарынь, на кичку”, употреблялся Казаками когда они нападали на проходившие по Волге суда.
Есть-ли это специально казачий клич, ими самими созданный, или Казаки только восприняли его, как уже давно существовавший, сложившийся, напр. у ушкуйниковь – новгородцевъ-ляпуновъ?

В других местах, напр., при нападении на турецкие корабли в Черном море, или на персидские в Каспийском кричали-ли Казаки “сарынь, на кичку”? Точно мы этого не знаем, а от употребления или неупотребления этого клича или команды на
названныхъ морях в значительной степени зависит разгадка зарождения и смысла этих когда-то грозных по Волге слов.

Казаки на Черном море
Что обозначал он собою приглашение лицам, обслуживавшим судно, занять определенное место на судне, “кичку”, или-же он означал собою призыв, команду, обращенную к нападающим, чтобы они атаковали судно?
В первом случае этот клич надо писать “Сарынь, на кичку!” во втором-же – “Сарынь-на-кичку!”, и в этом случае он будет подо¬бен крику “ypa!” или сербскому “на-нож»”.
Что бы отыскать подлинное значение этого клича, прежде всего надо сделать анализ слов, входящих в него. Начнем с “сарыни”. Очень не ясным представляется происхождение этого слова. Что оно обозначало собою, кого под ним надо было разуметь? А ведь история слова есть в то-же время и история того предмета, которым оно обозначается.

В этом вопросе, как и вообще в темных исторических словах и фактах, существует немало предположений, но въ этом случае, можно сказать одно, что слово это имеет чисто местное происхож¬дение и значение, ибо иностранной литературе оно совершенно не известно, до нее оно не дошло.
Некоторые историки думают, что слово “сарынь” происходит от имени жены Аврама Сары.
Это несомненная ошибка: от этого имени производят, и то-же без видимого основания, прозвание Арабов Сарацинами.
В Большой Французской Энциклопедии по поводу происхожде-ния слова “Сарацины” говорится; “очень вероятно, что оно происхо¬дит от формы корня “шарака” и более точно от слова “шарк”, кото¬рое в арабском языке означает “восток”: ничего нет удивительного, что христиане (средних веков) считали Сарацин восточными людьми, вообще народом мусульманским, большая часть которых жила в мест¬ности, расположенной на восток от Европы”.
В энциклопедическом словаре Брокгауза о слове “Сарацины” сказано: “Сарацины – народ, упоминаемый Аммианом Марцелиным и Птолемеем, ЖИВШИЙ на север от Счастливой Аравии. Название это означавшее первоначально кочующее разбойничье племя, уже в нача¬ле средних веков распространено было христианскими писателями на всех Арабов, а затем стало означать вообще мусульман. Проис¬хождение этого слова остается невыясненным. Без всякого основания ставили слово Сарацины в связь с именем библейской Сары”.
У Бержерона (т. II изд. 1735. Бержерон был издан дважды: в 1634 г. и более полно в 1735 г.) по этому-же поводу пишется так: “Эти Сарацины взяли свое имя или от Сары, жены Аврама, или скорее от арабского слова Эссарак или Эльсарак т.е. вор, разбойник, что тогда было их ремеслом”.
Нет никаких данных производить слово “сарынь” от Сарацин, и если это последнее слово и дошло до нас, то дошло оно в виде “сарочинской крупы”, ” сарочинского пшена” – гречневая крупа, очевидно восточного происхождения.
В том-же словаре Брокгауза под словами “сарынь на кичку” говорится: “выражение это считается остатком воровского языка волжских разбойников. Сар (о) рынь и ныне местами значит – чернь, толпа, кичка-нос судна. Это было приказание бурлакам – убираться в сторону и выдать хозяина, что “всегда и исполнялось беспрекословно, отчасти потому, что бурлаки были безоружными и считали разбойников кудесниками”.
Знаток живого великорусского языка, Даль, говорит так: “Сарынь – собр. во ст. кал. (сор) толпа мальчишек, шалунов; толпа, ватага черного народа; сволочь, чернь. Сарынь по улице гомонит. Сарынь на кичку; бурлаки на судна; по преданию, при¬каз волжских разбойников, завладевших судном. Велика сарынь (толпа), да некого послать”.
В Словаре церк.-славянского яз. (II отд. Акад. Наук, т. III, 1847) о сарыни говорится просто и мало: “Сарынь (обл.) – сволочь”.
По поводу названия Донских казаков “сарынью” И.Ф.Быкадоров высказывается так: “Существовало и еще другое название у Донских казаков, теперь утерянное – сарыни, по признаку принадлежности к Сарской епархии, вероятно, расценивавшейся в качестве второразрядной, вследствие близости к Татарам и нахождения в Сарае. В примечании к этим словам он пишет: “Волжский клич: “сарынь на кичку”, т.е. “христиане на корму” (безопасное место), образовался во время походов новгородских и вятских ушкуйников по р. Волге во время существования Золотой Орды. (…).

Казаки обслуживали и охраняли суда; призыв – сарынь на кичку – имел смысл приглашения не принимать участия в защите судна. В последнее время этот клич имел тот-же смысл, хотя обслуживали судно уже не принадлежавшие к Сарской епархии, т.к. она уже не суще¬ствовала. Во время подавления Булавинского восстания Петр 1-й называет Донских казаков в своем указе кн. Долгорукому – сарынью, очевидно, он знал происхождение Донских казаков и принадлежность предков их к Сарайской епархии, оно в его время еще не было искажено русскими исследователями, (Донское Войско въ борьбе за выход в море, с.8). Население Дона, некогда входившее в Сарайскую епархию, не могло называться по имени этой епархии “сарынью”, как думает об этом И.Ф. Быкадоров, ибо нельзя привести ни одного примера, где бы население называлось по имени епархии, тем более, что сами-то епархии по церковной традиции именовались по имени того го¬рода, где было управление, где была его кафедра. Сарайская-же епархия называлась так по городу Сарай, столица хана Золотой орды; епархия эта охватывала большое и разнообразное население и тогда все жители ее должны-бы также называть себя «сарынью», забыв свое подлинное название.
Кроме того, Дон не всегда целиком входил в Сарскую епархию (споры митрополитов из-за Червленого Яру).
В наказе Петра 1-го кн. Долгорукову об истреблении Казаков и сожжении их городов сказано, что “сия сарынь кроме жесточи не может унята быть”; слово “сарынь” им употреблено тут как озлобленно – презрительное отозвание Донских Казаков, пользовавшихся этим кличем при своих нападениях на суда по Волге, а не потому, что Петр знал, что Казаки когда-то, лет триста и более тому назад принадлежали к Сарской епархии, давно уже исчезнув-шей.

Г.Б.Губарев по поводу той-же сарыни пишет: “Сами себя ка¬заки иногда называли “сарынью”. Значение этого слова объясняет летописец применительно к понятиям того времени. Тогда родословие выводили соответственно библейским данным. В объяснении летописца “от Измаила творят Сарины и прозваша имена собе саракыне, рекше: Сарины есьмы” кроется такой смысл: отказываясь от Измаила, как от сына рабыни Агари, они называют себя детьми свободной Сары, законной жены Аврама. Судя по летописи, торки тоже считали себя “сариными”, (“.О.Ж.” № 22, с.56).
Теперь второй член этой формулы – «Кичка». Применялось это слово только к известной части судна или оно имело и другие значения. Слово “кичка” есть уменьшительное от слова “кика”. В том-же Словаре Даля по поводу этого слова находим следующее. “Кикa, кичка, кичечка, умал., киченка униз. – бабий головной убор, с рогами, род повойника (сорока без рогов, кокошник с вы¬соким передом). Кичка, нахлестка, огниво, перекладина, укрепляю¬щая палубу расшивы на носу; перед или нос судна. Сарынь на кичку! бурлаки на нос, прочь. Дымовая труба на солеварне. Часть хомута конского, клешни, оголовок.
След. кичкой, как видим, называется верхушка или выдающаяся часть какого-нибудь предмета, на судне выдающаяся его часть есть нос, но ни в каком случае кичка не есть корма судна. К кому был направлен этот клич от предводителя нападавших – к своим-ли соучастникам начать атаку с “кички”, или он был обращен к прислуге, к экипажу судна, чтобы она удалилась на кичку и тем самым предохранила бы себя от нападавших, чтобы и сами нападавшие в свою очередь знали, что на кичке находится только прислуга, не имеющая никакого отношения к перевозившемуся добру.
Если предположить, что этот клич был командой атамана начать атаку с кички, чтобы нападавшие сосредоточились в одном месте, то тогда надо признать, что словом “сарынь” Казаки обозначали самих себя, однако нигде и никогда Донские Казаки сарынью себя не называли. Народы или группы людей, живущих по какой-либо реке, носят название у своих соседей по имени этой реки; это явление есть закономерного порядка: Дон – донцы, Кубань – кубанцы, Москва – москвитины, Тверь – тверцы и т.д. без конца.
В Волгу впадает довольно большая река Сура, жители по этой реке, не делая исключения из общего правила, могли у соседей прозываться Сурами; так, напр., Масуда, арабский писатель-географ, в 950 годах, говорит о реке Бертас, нынешний Буртас, что жители по этой реке, тоже впадавшей в Волгу, будучи сами турецкого поколения, носили название Бертасов (Буртасов) и что они много занимались судоходством.
Могло быть, что это занятие было сильно распространено среди жителей по р. Суре и их по имени этой реки называли “сурынью”, в испорченном-же виде “сарынью», так-же как и река Бертас по Масуди называется у нас Буртас.
Кроме того, в р. Суру впадают две реки, обе с названием Сарынки, на одной из них находится гор. Саранск, получивший свое имя от р. Саранки.
И по этим рекам жителей также могли называть Саранью, Сарынью. Видимо, что люди эти были малокультурны, ибо слово “сарынь” имеет неособенно лестное значение – чернь, сволочь. Так как в этом районе много рек и жители были опытными судоходами, как в степи – конники, то этих жителей нанимали обслужи¬вать суда, плававшие по Волге. Резюмируя изложенное приходим к заключению, что слово “сарынь” происходит от имени р. Суры или от рек Саранок, что жители по этой реке или рекам, как только что сказано, много занимались обслуживанием судов в качестве экипажа его; что “кичкой” назывался нос судна, как более возвышенная часть его, с которой атаковать судно очень неудобно, поэтому клич “сарынь, на кичку” есть клич чисто местного, областного происхождения, не имеющий никакого отношения ни к Саре, ни к Сарской епархии, ни к Сарацинам.

Ив. Б.

Казачий исторический сборник, № 2, Париж, 1955 г.

0

3

http://upload.bbfrm.ru/pixel/d5aafd06503d945743a15cd500ebdc41/1/Гость/po_moshcham_i_elej/891693.jpg

http://upload.bbfrm.ru/pixel/c7f0eb1c9257fa8506e756decc696561/2/Гость/po_moshcham_i_elej/891693.jpg

http://upload.bbfrm.ru/pixel/405d585d9c1c7e6b76a6e63445d88cef/3/Гость/po_moshcham_i_elej/891693.jpg

0


Вы здесь » Козацькі посиденьки » Обо всем и ни о чем » Почему мы так говорим?